IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Активные темы за последние сутки
Новые сообщения с Вашего последнего посещения
Главная страница форума
Поэзия
vicjuk
сообщение 8.12.2008, 13:15
Сообщение #1


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 2738
Регистрация: 8.12.2008
Из: Москва
Пользователь №: 9



Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку –
Каждый выбирает для себя.

Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе
Щит и латы. Посох и заплаты.
Меру окончательной расплаты –
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираю тоже – как умею.
Ни к кому претензий не имею –
Каждый выбирает для себя.

Ю.Левитанский
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
15 страниц V  « < 13 14 15  
Начать новую тему
Ответов (280 - 292)
Николай Петрович
сообщение 30.3.2019, 10:52
Сообщение #281


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3070
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Евгений ЕВТУШЕНКО

НАСИЛЬНО МИЛ НЕ БУДЕШЬ

«Насильно мил не будешь» —
так говорит народ.
Когда семья, как пустошь,
спасение — развод.

Но где-то бьют на жалость,
а где-то в моду бьют
и, самоунижаясь,
развода не дают.

Вцепляются друг в друга
то муж в свою жену,
а то жена — в супруга,
а то страна — в страну.

Кровавые разводы
бывают, сели так
разводятся народы,
а примиритель — танк.

«Насильно мил не будешь» —
мораль не для рабов.
Из самых страшных чудищ —
насильная любовь.

Россией володея,
нас взяли в удила
насильные идеи,
насильные дела.

Когда с идеей ложной
разводится народ,
она всё безнадёжней
развода не даёт.

Хитры и языкаты,
все с пеною у рта,
нас мирят адвокаты,
а ведь она мертва.

Но мы в судебном зале
тайги, пустынь, болот
ещё не всё сказали
о праве на развод.

1990
Журнал «Огонёк» № 34 (3292) 18-25 августа 1990 г.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Татиана
сообщение 31.3.2019, 0:26
Сообщение #282


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 908
Регистрация: 28.8.2015
Из: Москва
Пользователь №: 2757



Только Евтушенко так мог сказать.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 7.4.2019, 9:32
Сообщение #283


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3070
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО
* * *
Зазвенели бубенчики хмеля,
как в чешуйках зелёная медь,
ну а что назвенеть не сумели,
я сумею один дозвенеть.

Во вселенную или в пылинку
человек для того и вроднён,
чтоб добавить хотя бы звенинку
в перезвоне пасхальном времён.

Я люблю запах ландышей в соснах,
запах так молодого сенца
и танцующий медленно воздух
возле так дорогого лица.

Млечный запах ребёнка прекрасен,
потому что он смешан без слов
с вифлеемским дыханием ясель
и смущённым дыханьем волхвов.

Слишком поздно пришло к нам, калекам,
понимание смысла креста.
Может назван ли быть человеком
Тот, в ком нет ничего от Христа?

Мы ладони дырявили людям,
из людей понаделав гвоздей.
Разве можно с таким правосудьем
верить в Бога, не веря в людей?

С человечеством так я условлюсь:
равнодушие к родине — грех,
но превыше, чем родина, — совесть
как единая родина всех.

Зазвенели бубенчики хмеля,
будто где-то по краю земли
в несуразной алмазной метели
невидимками тройки прошли.

Я врагам своим весь не достанусь,
почитателям тоже не весь.
Бубенцом-невидимкой останусь
в нашем здесь и далёком нездесь.

Вдоль зарёванных русских околиц,
размалёванных авеню,
как расколотый колоколец,
что-то нежное я прозвеню.

Упадёт, как монетка-блестинка,
прокатясь по по лесам и степям,
извинительная звенинка
к твоим лёгким летучим стопам.

Мне, как видите, надо так много,
потому умирать не спешу,
и чем болььше я верую в Бога,
тем всё меньше у Бога прошу.

1990
Журнал «Огонёк» № 34 (3292) 18-25 августа 1990 г.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 12.4.2019, 17:05
Сообщение #284


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3070
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Александр КУШНЕР
* * *
Свеч этих, золота, тяжести, пения,
Пышных одежд, многолюдья, сияния
Стыдно мне, общего расположения
К громкой молитве, чужого внимания
К тихому жесту, лица выражению.
Я постараюсь хранить безразличное
И равнодушное. По мановению
Жезла — сухое миганье ресничное.

Нет, не могу, не могу при свидетелях
С Ним говорить в толчее: не получится!
Тех ли старух, завсегдатаев этих ли
Совестно как-то. Горячее, лучшее,
Детское, данное мне от рождения
Редкое чувство, как мех горностаевый,
Как на всеобщее я обозрение
В руки чужие отдам? Не настаивай!

* * *
И кое-что можем, и кое-что знаем,
Из юности жарко-доверчивой помним.
Я даже был дружен с одним негодяем,
А как бы иначе я что-нибудь понял?

А так, слава Богу, я видел коварство
И знаю, что это не праздное слово,
Что жизнь потерять с ним возможно и царство,
Так низко и вдумчиво-многоголово.

А то, что оно в современном наряде
Выходит навстречу не вьющимся змеем,
С улыбочкой дружеской, нет пошловатей,
И мы не из сказки и царств не имеем!

И то, что оно — порожденье системы
И в тихих привыкло стучать кабинетах,
Так это затем, чтобы помнили, где мы
Живём — не в чертогах! Не в царских каретах —

В автобусах ездим. Казалось, не стою
Стараний его! Современные песни
Мурлыча, старинной, как мир, клеветою
Живёт, — не взыщи: так ещё интересней.


АПОЛЛОН В ТРАВЕ

В траве лежи. Чем гуще травы,
Тем незаметней белый торс.
Тем дальнобойный взгляд державы
Беспомощней; тем меньше славы,
Чем больше бабочек и ос.

Тем слово жарче и чудесней,
Чем тише произнесено.
Чем меньше стать мечтает песней,
Тем ближе к музыке оно;
Тем горячей, чем бесполезней.

Чем реже мрачно напоказ,
Тем безупречней, тем печальней,
Не поощряя громких фраз
О той давильне, наковальне,
Где задыхалось столько раз.

Любовь трагична, жизнь страшна.
Тем ярче белый на зелёном.
Не знаю, в чём моя вина.
Тем крепче дружба с Аполлоном,
Чем безотрадней времена.

Тем больше места для души,
Чем меньше мыслей об удаче.
Пронзи меня, вооружи
Пчелиной радостью горячей!
Как крупный град, в траве лежи.

* * *
Путь от ума до сердца долог.
Гораздо дольше, чем до ёлок
Вон тех, стоящих за рекой.
И тащишь жалость через волок,
Внимаешь жалобе с тоской.

Но тащишь всё-таки, внимаешь.
Себе в обязанность вменяешь
То, чего, может, в сердце нет.
Не нажимать на этот клавиш —
И точно станешь глух и сед.


Виктор ШЕНДЕРОВИЧ

ХАБАРОВСКАЯ ЗАСТОЛЬНАЯ

Сижу голодный в «Интуристе»,
Один у света на краю.
Китайцев штук, наверно, триста
Жуёт пельменину мою.

Официантки смотрят мимо,
И, соотечественник их,
Я проклинаю маму, ибо
Мой папа тоже из своих.

А был бы папа мой японец,
А мамочка — из Бангладеш,
Уж я наел бы на червонец
И отирал платочком плешь.

Я б выковыривал из зуба
Изюбра и курил бы «Кент»,
И мне бы улыбалась Люба,
Официантка средних лет.

А если был бы эскимосом —
С Аляски, что через пролив, —
Она вертелась бы с подносом,
Притом ни капли не пролив.

Любого племени придурком
Уже бы жрал я холодец...
Ну что бы мне родиться турком!
Да чехом, на худой конец!

Девиц крахмальных постоянство
Мою подталкивает месть:
Придётся мне сменить гражданство,
Чтобы на Родине поесть!


ХАРАКТЕРИСТИКА
НА АВТОРА

Шендерович Виктор Анатольевич, русскоязычный, родился в Москве через год после Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, в семье служащих общему делу. Пошёл в школу сразу после разоблачения волюнтаризма, закончил её перед Хельсинкским совещанием. В 1980 году, не дождавшись обещанного в 1960-м, ушёл служить в танковую дивизию имени Генерального секретаря. В 1982-м приказом Министра обороны был демобилизован, в связи с чем Генеральный секретарь приказал долго жить.
Ловко используя временные трудности и спекулируя на наших недостатках, В. Шендерович устроился преподавателем ГИТИСа имени первого наркомпроса, где и зарабатывает не на жизнь, а на смерть.
Терзаемый литературными амбициями и желанием купить новые шнурки к старым ботинкам, начал чернить нашу действительность, но только испачкался сам. Сочинять научился в раннем возрасте, но писать правду так и не научился, в связи с чем на «Юморине» в Одессе получил почётное звание «Писатель-сатирик».
Не брезгуя угрозами отдать свои произведения другим артистам, Виктор Шендерович склонил меня к исполнению собственных опусов на эстраде, ЦТ и Всесоюзном радио.
Морально устойчив и пока ничего не член.
Женат. Имеет дочь и желание печататься.
Характеристика дана ГЕННАДИЕМ ХАЗАНОВЫМ для журнала «Огонёк».

P. S. Мнение, высказанное в данной характеристике, может не совпадать с мнением автора характеристики.

Журнал «Огонёк» № 46 ноябрь 1990
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 21.4.2019, 19:01
Сообщение #285


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3070
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Стихотворения в переводе Бориса Заходера

Прикрепленное изображение

Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 3.5.2019, 9:26
Сообщение #286


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3070
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Бенедикт Сарнов в своей статье в журнале «Огонёк» № 3 январь 1988 г. привёл такие отрывки из стихотворений разных поэтов:
И в памяти черной пошарив, найдешь
До самого локтя перчатки,
И ночь Петербурга. И в сумраке лож
Тот запах и душный и сладкий.
Почётней быть твердимым наизусть
И списываться тайно и украдкой,
При жизни быть не книгой, а тетрадкой.
Бывает, выбросят, не напечатав, не издав,
но слово мчится, подтянув подпруги,
звенит века, и подползают поезда
лизать поэзии мозолистые руки
Кому быть живым и хвалимым,
Кто должен быть мертв и хулим,
Известно у нас подхалимам
Влиятельным только одним.

Не знал бы никто, может статься,
В почете ли Пушкин иль нет,
Без докторских их диссертаций,
На все проливающих свет.


Поисковики выдают ссылки на все эти стихотворения.


________________________________________


ИЛЬЯ ФОНЯКОВ

Есть редчайший и очень древний жанр стиха — палиндромон. Это стихотворение в одну строчку, которое читается и слева направо, и справа налево. В старину палиндромонами украшали чашу: как ни верти — получишь одно.

Молебен о коне белом

Тарту дорог как город утрат

Лом о смокинги гни
комсомол!

Яро закусала ренегата генерала сука Зоря

Несун гнусен

Знамо даже у ежа дома НЗ!

Ненец ценен

Мастер жрет сам

И пиши оду худо и шипи

Журнал «Огонёк» № 14 (3219) апрель 1989
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 6.5.2019, 20:05
Сообщение #287


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3070
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Глеб Семёнов (1918 — 1982)
Печататься начал с 1935 года.
Замечательный воспитатель
поэтической молодёжи Ленинграда.
Неброский,
но тончайший мастер стиха.
Все предлагаемые вашему вниманию
стихотворения Глеба Семёнова
при его жизни
опубликованы не были.

* * *
Я иду сутулый, но прямой,
а кругом косые взгляды ваши:
неприлично — брюки с бахромой,
срамота — ботинки просят каши.

Каша... А за столиками жрут.
Лимонад... А перед каждым водка.
Доблестный у вас, конечно, труд,
у меня же — так себе, работка!

Ах, и мне б костюмчик на заказ,
крашеную девку напоказ,
тонкую усмешку, толстый бас,
но едва взгляну на ваши лица —

чтобы души выросли у вас,
кто-то должен, думаю, молиться!
* * *
За руки белые меня
берут, как хулигана.
Две гимнастёрки, два ремня,
два вежливых нагана.

На все четыре сапога
подкована свобода.
Я сразу вырос во врага
перед лицом народа.

Меня сгибают пополам,
пихают в «чёрный ворон».
А вся Россия по углам
за нищим разговором.

Толкует про житьё-бытьё,
пьёт мёртвую со скуки,
пока мне именем её
выкручивают руки.

Журнал «Огонёк» № 12 (3217) март 1989
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 8.5.2019, 10:37
Сообщение #288


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3070
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Василий ФЁДОРОВ (1918 — 1984)
Сын каменщика,
Фёдоров вырос в сибирской деревне.
Во время войны
работал в Сибири
на авиазаводе мастером
кузнечного цеха.
Окончил Литинститут.
Автор ряда эпических поэм,
из которых наибольшую изветность
приобрела «Проданная Венера».

РАБСКАЯ КРОВЬ
Вместе с той, что в борьбе проливалсь,
пробивалась из мрака веков,
нам, свободным, в наследство досталась
заржавелая рабская кровь.
Вместе с кровью мятежных, горячих,
совершавших большие дела,
мутноватая жижица стряпчих,
стременных —
в нашу жизнь затекла.
Не ходил на проверку к врачу я,
здесь проверка врача не нужна.
Подчинённого робость почуя,
я сказал себе: это она!
Рос я крепким, под ветром не гнулся,
Не хмелел от чужого вина,
Но пришлось — подлецу улыбнулся,
и почувствовал: это она!
Кровь раба, презиравшая верность,
рядом с той, что горит на бегу:
как предатель, пробравшийся в крепость,
открывает ворота врагу.

Журнал «Огонёк» № 12 (3217) март 1989
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 11.5.2019, 10:01
Сообщение #289


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3070
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



ЕВГЕНИЙ РЕЙН

МОНАСТЫРЬ
«Приду к таинственным вратам,
Как Волги вал белоголовый
Доходит целый к берегам!»
Н. М. Языков
За станцией «Сокольники», где магазин мясной
И кладбище раскольников, был монастырь мужской.
Руина и твердыня, развалина, гнильё —
В двадцатые пустили строенье под жильё.
Такую коммуналку теперь уж не сыскать.
Зачем я переехал, не стану объяснять.
Я, загнанный, опальный, у жизни на краю
Сменял там отпевальню на комнату свою...
Шёл коридор верстою, и сорок человек,
Как улицей Тверскою, ходили целый день.
Там газовые плиты стояли у дверей,
Я был во всей квартире единственный еврей.
Там жили инвалиды, ночные сторожа,
И было от поллитра так близко до ножа.
И всё-таки при этом , когда она могла,
С участьем и приветом там наша жизнь текла.
Там зазывали в гости, делилися рублём,
Там были сплетни, козни, как в обществе любом.
Но было состраданье, не холили обид...
Напротив жил Адамов, хитрющий инвалид.
Стучал он рано утром мне в стенку костылём,
Входил, обрубком шарил под письменным столом,
Где я держал посуду кефира и вина, —
Бутылку на анализ просил он у меня.
И я давал бутылки и мелочь иногда.
И уходил Адамов. А рядом занята
Рассортировкой сёмги, надкушенных котлет,
Закусок и ватрушек, в неполных двадцать лет
Официантка Зоя, мать чёрных близнецов.
За нею жил расстрига Георгий Одинцов.
Служил он в гардеробе издательства Гослит
И был в литературе изрядно знаменит.
Он Шолохова видел, он Пастернака знал,
Он с Нобелевских премий на водку получал,
Он Юрию Олеше галоши подавал.
Но я-то знал: он тайно крестил и отпевал.
Но дело не в соседях, типаж тут ни при чём, —
Кто эту жизнь отведал, тот знает, что — почём.
Почём бутылка водки и чистенький гальюн,
А то, что люди волки, сказал латинский лгун.
Они не волки. Что же? Я не пойму, бог весть.
Но я бы мог такие свидетельства привесть,
Что обломал бы зубы и лучший богослов.
И всё-таки спасибо за всё — за хлеб и кров
Тому, кто назначает нам пайку и судьбу,
Тому, кто обучает бесстыдству и стыду,
Кто учит нас терпенью и душу каменит,
Кто учит просто пенью и пенью аонид,
Тому, кто посылает нам дом или развал
И дальше посылает белоголовый вал.
Журнал «Огонёк» № 13 (3218) 1989
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
akaceya
сообщение 15.5.2019, 8:50
Сообщение #290


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 5013
Регистрация: 22.9.2010
Из: Н Новгород
Пользователь №: 370



Стареешь...
Мари Гардэ
Старею.
Начинаю замечать,
Как стрелки перешагивают время.
Стараюсь полюбить зеленый чай
И мир пытаюсь привести к системе.

Шучу над тем, что мне не двадцать лет,
И в клубе непростительно зеваю,
И за друзьями выключаю свет.
А в день морозный – шапку надеваю.

Старею. Больше не стесняюсь слез.
Ценю комфорт в быту и свежий воздух.
И вдруг впервые говорю всерьёз
О чём-то – оглушительное «Поздно».

К рассвету ближе двигаю режим.
Смотрю на жизнь открытыми глазами.
И голос мой предательски дрожит
В стихах о доме, Родине и маме.

Старею. Начинаю принимать
Родителей, себя и витамины.
И морщусь, если где-то слышу мат,
И реже улыбаюсь без причины.

Держу в уме десяток новых тем:
Развитие, политика, финансы.
И умудряюсь быть на высоте,
И щедро жить до нового аванса.

Старею. Начинаю смаковать
Апрельский ветер, встречу с добрым другом,
И понимать: вселенная права,
Вопросы возвращая нам по кругу.

Старею. Ощущаю каждый день –
Благословеньем. Радуюсь потоку.
Вот жизнь… Идёт кругами по воде,
А я на счастье выставляю фокус.

***
© Copyright: Мари Гардэ, 2018
Свидетельство о публикации №118020211024

Стареешь...

Стареешь...не старей, едрёна мать!
Какие стрелки, это просто время!
Пей кофе, чай не стоит смаковать,
И никогда не привыкай к системе!

Ты пошути, что, мол, ещё пацан
В свои шестнадцать с хвостиком - к полсотне,
Не смей до смерти чудо отрицать
И знай, что ты на многое способен.

Смотри на жизнь, как будто только встал,
Встречай друзей и внуков, как мальчишка.
Ежевечерне помни, что мечта,
Как и любовь, не может быть с излишком.

Брось витамины, выйди за порог
С корзинкой утром в лес туманно-волглый,
А, может, спининг вешнею порой
Полезным будет где-нибудь на Волге...

Плюнь на ТВ: политику, футбол.
Апрельским днём смотайся на свиданье.
Забудь на время все свои "бо-бо"
И кинь аптечку в угол самый дальний!

Смиряешься с грошами, а, слабо
Начать творить, поставить цель иную?
Надеешься, что вдруг услышит Бог,
Всю ту фигню, что нас с тобой волнует!

Стареешь? Ну...старей, братан, пора
Включать в себе премудрость Диогена,
Кропать стихи до самого утра -
Месить слова до взвеси гомогенной.

Не лучше будет фокус выставлять
В полночный час на спутники и звёзды,
И каждый новый день писать с нуля,
Забыв, что всё когда-то будет поздно.


https://www.stihi.ru/2018/02/02/11024
Старею. Начинаю смаковать
Апрельский ветер, встречу с добрым другом,
И понимать: вселенная права, росы возвращая нам по кругу.

Старею. Ощущаю каждый день –
Благословеньем. Радуюсь потоку.
Вот жизнь… Идёт кругами по воде,
А я на счастье выставляю фокус.

Старею. Начинаю замечать,
Как стрелки перешагивают время.
Стараюсь полюбить зеленый чай
И мир пытаюсь привести к системе...

Стареешь...не старей, едрёна мать!
Какие стрелки, это просто время!
Пей кофе, чай не стоит смаковать,
И никогда не привыкай к системе!

Ты пошути - душа ведь молода
В свои шестнадцать с хвостиком - к полсотне,
Не смей до смерти чудо отрицать
И знай, что ты на многое способна.

Не лучше будет фокус выставлять
В полночный час на спутники и звёзды,
И каждый новый день писать с нуля,
Заыв, что всё когда-то будет поздно.

© Copyright: Мари Гардэ


--------------------
Best regards,
Akaceya ...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
akaceya
сообщение 15.5.2019, 9:05
Сообщение #291


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 5013
Регистрация: 22.9.2010
Из: Н Новгород
Пользователь №: 370



Стихотворение "Наша Таня громко плачет" в интерпретации других поэтов))

Стихотворение Агнии Барто про плачущую Таню — истинный хит детской поэзии, в четырех строчках которого есть и боль утраты, и человеческое сочувствие, и начальные познания в физике и мироустройстве.

Если бы известный детский стишок написали другие поэты, он бы не утратил своей гениальности. Просто драматическая история с утешением в финале звучала бы по-другому.


Японский вариант

Потеряла лицо Таня-тян.
Плачет о мяче, укатившемся в пруд.
Возьми себя в руки, дочь самурая.

И другие варианты... http://prettyke-blog.ru/post453832152/?upd


--------------------
Best regards,
Akaceya ...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 26.5.2019, 9:07
Сообщение #292


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3070
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Юлия ДРУНИНА
* * *
Ах, дорога, дорога — вот она
Развернулась во всей красе.
На колёса опять намотана
Шелестящая лента шоссе.

Ах, дорога!... Шуршат колёса.
Воздух плотен, прозрачен, чист.
Взглянет встречный водитель косо
И опять только ветра свист.

И опять... Будто нет на свете
Ни забот, ни тревог, ни страстей,
Только гулкий упругий ветер —
Вечный спутник больших скоростей.


* * *
Я раздвинула шторы.
Ночь закончилась, как оказалось.
До чего ж ты легка,
От бессонной работы усталость!

Как сегодня светло
На душе и в квартире!
Не беда, что в итоге
Останется строчки четыре...

Может, нет ничего
Бескорыстней, чем это, —
Над бумагой всю ночь
Просидеть до рассвета,

Хоть никто не неволит
Работать ночами,
Хоть никто не стоит,
Торопя, за плечами,

Хоть в итоге останется
Строчки четыре...
До чего же светло
На душе и в квартире!

Журнал «Новый мир» № 12, 1959
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 1.6.2019, 8:05
Сообщение #293


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3070
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Илья ФОНЯКОВ

ПЯТЬ СОНЕТОВ

ГОЛОС В ЗАБРОШЕННОЙ ЦЕРКВИ

Что ты задумал, зодчий молодой?
Зачем ты здесь с блокнотом и рулеткой?
Что бует здесь? Зал с волейбольной сеткой?
Бассейн с подогреваемой водой?

Кафе, где русской потчуют едой
Валютный люд: юнца с усмешкой едкой,
Седую даму с вечной сигареткой
И бизнесмена с рыжей бородой?

Коль предложить ты можешь лишь такое —
Оставь руины скорбные в покое:
Честней тогда, уж раз на то пошло,

Привычные разор и запустенье,
И в тёмных окнах — битое стекло,
И в трещинах — случайные растенья...

* * *
Газетная строка не умирает —
Лишь притворяется, что умерла:
Летит в корзину с мусором, дотла
В любом огне безропотно сгорает.

Но время что-то вдруг переиграет:
Извлечена из дальнего угла
Подшивка — до чего же тяжела!
Или обои в комнате сдирают,

А там, под ними — давние столбцы:
Как жили, как работали отцы.
И кто-то пятится с померкшим взором:

Былая слава кажется позором.
И кто-то подбегает, семеня:
«Глянь! Там чуть-чуть ругали и меня!»


СТАРИК С ГАЗЕТОЙ В СКВЕРЕ
ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ГОРОДКА

Старик читает в скверике газеты.
Как смело нынче пишут: там развал,
А там — прорыв... Да кто ж тут прозевал,
Недоглядел? Ау, виновный, где ты?

Какие там особые приметы!
У тех, кто указания давал,
Кто север кукурузой засевал —
По всем статьям чистейшие анкеты!

С войны, кого ни вспомни, все — свои,
Все, так сказать, Петровы-Ивановы,
Все представляют лучшие слои,

Все, как один, от корня, от основы.
Своя, родная, кровная беда.
Вздохнул старик: «Осилим, как всегда».


СТАРИННАЯ ЖИВОПИСЬ

Давным-давно распавшийся уют.
И люди в мире этого уюта
Пластично расположены, как будто
Не разговаривают, а поют.

А зрители по выставке снуют,
Помедлят у холста две-три минуты —
И тайно улыбаются чему-то...
Ни дать ни взять — знакомых узнают!

И в самом деле, приглядеться если,
И мальчик с голубем, и старец в кресле,
И женщина с шитьём у камелька —

Все на кого-то, кажется, похожи:
Любой неповторим, и всё же, всё же —
Летят всё те же лица сквозь века!

* * *
Блажен поэт — да только ли поэт,
Блажен любой, кто с веком не в разладе!
Вопрос едва поставлен, а ответ
Уже намечен в черновой тетради.

Не конформист, не циник, не эстет,
В журнале, на трибуне, на эстраде
Ты нужен людям, в том сомнений нет,
И о какой мечтать ещё награде!

Но есть ещё иная благодать:
Не совпадать и в такт не попадать,
Размахивать мечом тупым и ржавым,

И с двух сторон удары получать,
И, может быть, надолго замолчать —
И лишь посмертно оказаться правым!
Журнал «Огонёк» № 9 (3214) февраль 1989
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

15 страниц V  « < 13 14 15
Ответить в данную темуНачать новую тему
3 чел. читают эту тему (гостей: 3, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 27.6.2019, 12:59