IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Активные темы за последние сутки
Новые сообщения с Вашего последнего посещения
Главная страница форума
Поэзия
vicjuk
сообщение 8.12.2008, 13:15
Сообщение #1


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 2739
Регистрация: 8.12.2008
Из: Москва
Пользователь №: 9



Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку –
Каждый выбирает для себя.

Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе
Щит и латы. Посох и заплаты.
Меру окончательной расплаты –
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираю тоже – как умею.
Ни к кому претензий не имею –
Каждый выбирает для себя.

Ю.Левитанский
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
16 страниц V  « < 14 15 16  
Начать новую тему
Ответов (300 - 309)
Николай Петрович
сообщение 6.8.2019, 20:22
Сообщение #301


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3187
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Семён ЛИПКИН
НЕОПАЛИМОВСКАЯ БЫЛЬ

Как с Плющихи свернёшь, — в переулке,
Словно в старой шкатулке,

Три монахини шьют покрывала
В коммуналке подвала.

На себе-то одёжа плохая,
На трубе-то другая.

Так трудились они для артели
И церковное пели.

Ладно-хорошо.

С бельэтажа снесёшь им, вздыхая,
Колбасы, пачку чая,

В самовар огонёчку прибавят,
Чашки-блюдца расставят,

Дуют-пьют, дуют-пьют все из блюдца,
И чудесно смеются:

«С полтора понедельника, малость,
Доживать нам осталось.

Скоро пасха-то. Правильно, Глаша,
Скоро ихня да наша».

Ладно-хорошо.

Мальчик жил у нас, был пионером,
А отец — инженером.

Мягкий, робкий, пригожий при этом,
Хоть немного с приветом:

Знать, недуг испытал он тяжёлый
В раннем детстве, до школы.

Он в метро до Дзержинской добрался
И попасть постарался,

Доложил: «Я хочу, чтоб вы знали:
Три монашки в подвале

Распевают, молитвы читают
И о Боге болтают».

А начальник: «Фамилия? Клячин?
Хитрый враг будет схвачен!

Подрастёшь — вот и примем в чекисты,
Да получше учись ты».

Трёх, за то, что терпели и пели,
Взяли ночью, в апреле.

Три дущи, отдохнув, улетели
К солнцу вербной недели…

Для меня, вероятно, у Бога
Дней осталось немного.

Вот и выберу я самый тихий,
Добреду до Плющихи.

Я сверну в переулок знакомый.
Нет соседей. Нет дома.

Но стоят предо мною живые
Евдокия, Мария,

Третья, та, что постарше — Глафира,
Да вкусят они мира.

Ладно-хорошо.

Журнал «Огонёк» № 15 (3220) апрель 1989
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 9.8.2019, 9:42
Сообщение #302


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3187
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Мария ПЕТРОВЫХ
1908 — 1979
* * *
У человечества одышка
От спешки яростной, как будто —
Последний день, а завтра — крышка
И мрак последнего уюта.
Журнал «Огонёк» № 41 (3194) октябрь 1988
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 10.8.2019, 9:26
Сообщение #303


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3187
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



АФГАНСКИЙ МУРАВЕЙ

Русский парень лежит на афганской земле.
Муравей-мусульманин ползёт по скуле.
Очень трудно ползти... Мёртвый слишком небрит,
и тихонько ему муравей говорит:
«Ты не знаешь, где точно скончался от ран.
Знаешь только одно — где-то рядом Иран.
Почему ты явился с оружием к нам,
здесь впервые услышавший слово «ислам»?
Что ты дашь нашей родине — нищей, босой,
если в собственной — очередь за колбасой?
Разве мало убитых вам, — чтобы опять
к двадцати миллионам ещё прибавлять?»
Русский парень лежит на афганской земле.
Муравей-мусульманин ползёт по скуле,
И о том, как его бы поднять, воскресить,
муравьёв православных он хочет спросить,
но на северной родине сирот и вдов
маловато осталось таких муравьёв.

1983


РУССКОЕ ЧУДО

Есть в Москве волшебный гастроном.
Пол — ну хоть катайся на коньках.
Звёзд не сосчитает астроном
на французских лучших коньяках.
Просто — без нажатия пружин
там, как раб, выскакивает джин.
Там и водка — не из чурбаков.
вся в медалях — словно Михалков.
Ходит шеф с трясущейся губой:
«С тоником сегодня перебой.
Кока-колы, извините, нет.
Запретил цензурный комитет.
Ну а в остальном, а в остальном...» —
Он рукой обводит гастроном,
принимая вдохновенный вид,
словно он по коммунизму гид.
В коммунизме — мощный закусон!
Как музейный запах — запах сёмг,
и музейно выглядит рыбец,
как недорасстрелянный купец.
У дверей в халате белом страж.
У него уже приличный стаж,
Но, к несчастью, при любом вожде
стражу тоже нужно по нужде.

Ну а тётя Глаша мимо шла.
Видит магазин, да и зашла.
Что за чудо — помутился свет:
есть сосиски, очереди нет.

«Вырезка» — на мясе ярлычок.
Как бы не попасться на крючок.
Ведь она считала с давних лет —
вырезки есть только из газет.
Тётю Глашу пошатнуло вдруг,
и авоська выпала из рук.
Перед нею рядом, в трёх шагах
вобла, как невеста в кружевах.
Тётя Глаша — деньги из платка:
«Вот уж я умаслю старика...»,
но явился страж и, полный сил:
«Есть сертификаты?» — вопросил.
Та не поняла: «Чего, сынок?»
А сынок ей показал порог.
Он-то знал, в охранном деле хват,
пропуск в коммунизм — сертификат.
И без самой малой укоризны
выстуженной снежною Москвой
тётя Глаша шла из коммунизма
сгорбленно, с авоською пустой.
И светила ей виденьем дальним
вобла сквозь хлеставшую пургу,
как царевна, спящая в хрустальном
высоко подвешенном гробу...

1968




Евгений ЕВТУШЕНКО

. . .
Эти стихи я никогда не прятал, но очень редко читал их публично. И не давал никому в руки не из трусливых соображений, что мне от кого-то попадёт, а потому, что до гласности они могли стать предметом политических спекуляций. Честно говоря, не хотелось мне услышать боль мою, прежде всего адресованную соотечественникам, в заграничной радиоинтерпретации, как это иногда бывает. Теперь, с развитием гласности, стихи эти перестали быть сенсационными, зато приобрели ценность исторических документов.

Стихотворение «Русское чудо», понимая, что его нелегко будет напечатать, я послал А. Н. Косыгину. Он через некоторое время мне позвонил и сказал, что стихи его тронули до слёз, что он читал его [так в оригинале: его] вслух дома своей семье, но что он не может помочь мне с публикацией. Продуктовые сертификатные магазины вскоре закрыли, однако до сих пор в нашей стране существует валютная раздвоенность. (Это ли не унизительно для страны и народа?)

Стихотворение «Афганский муравей» я написал в 1983 году и читал его лишь в самых интимных аудиториях. Однако у кого-то оказалась хорошая память (или спрятанный магнитофон), и недавно мне привезли из Афганистана на кассете трогательную солдатскую песню под гитару — на эти мои слова. Я рад тому, что наши ребята возвращаются наконец из Афганистана, день, когда наш последний солдат покинет афганскую землю, будет долгожданным днём для всех нас.
. . .
Журнал «Огонёк» № 1 (3206) 1989
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 11.8.2019, 10:23
Сообщение #304


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3187
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Ирина СНЕГОВА
1922 — 1975
Переводила со многих языков народов СССР — и одна, и вместе с Е. Николаевской. Стихи Снеговой становились всё горше и горше, как будто она предчувствовала свой преждевременный уход. [Евгений Евтушенко]
* * *
Жив-здоров. Не глядишь на другую.
Вот и всё. Остальное стерплю…
Не грустишь? Но и я не тоскую.
Разлюбил? Но и я не люблю.
Просто мне, чтоб по белому свету
Подыматься дорогой крутой,
Нужно верить, что дышишь ты где-то,
Жив-здоров… И не любишь другой.

Август 1963 г.



Андрей ДОСТАЛЬ
1925 — 1972
В 1948 году я послал рукописную книгу своих стихов в издательство «Молодая гвардия» и получил вызов от литконсультанта для разговора. Меня встретил А. Досталь — одноглазый, но если похожий на пирата, то на доброго. «Почему ваш папа не пришёл сам, а прислал вас вместо себя?» — недовольно спросил Досталь. — «Это мои стихи, а не папины,» — мрачно ответил я. Досталь процитировал из моей тетрадки: «Текла моя дорога бесконечная. Я мчал, отпугивая ночи тень. Меня любили вы, подруги встречные, чтоб позабыть на следующий день». «Это ваши стихи??» — изумлённо переспросил он. (Мне было тогда пятнадцать лет.) Досталь начал серьёзно заниматься со мной — почти каждый день по нескольку часов. Это был прирождённый поэтический воспитатель. Именно Досталь ввёл меня в тогда казавшийся таинственным мир редакций и литературных объединений. Этому человеку я благодарен на всю жизнь. [Евгений Евтушенко]

* * *

Река проходила
У самого дома.
Купались в реке облака.
А я разбегался…
Прыжок. И с разгона
Меня принимала река.

Летели стеклянные
Брызги с размаху,
Вода мне казалась легка.
И я, забираясь
На мокрую плаху,
Расталкивал облака!

Шумела река
Без конца, без начала,
Толкала мой маленький плот.
С коротким гудком
Отвалив от причала,
На Томск уходил пароход.

Потом он гудел басовито и глухо,
Потом уходил за утёс.
Но долго ещё
Доносился до слуха
Прерывистый стук колёс.

Всего было надо,
Всего было мало,
А солнце стояло в глазах!
И сам я однажды
Ушёл от причала
И не вернулся назад.



Юрий ОКУНЕВ
1919 — 1988

«Но никогда не падал духом Литературный институт!» — так писал когда-то питомец этих в своё время волшебных стен, друг Луконина, Гудзенко, ученик Антокольского. Настоящие имя и фамилия его были Израиль Израилев, но их пришлось сменить из-за определённых шовинистических замашек, временами появлявшихся в воздухе России. Бескорыстный романтический служитель поэзии, которая являлась единственным содержанием его жизни. Как и Андрей Досталь, был литконсультантом, тратя три четверти жизни на молодых сталинградских поэтов. [Евгений Евтушенко]

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНСУЛЬТАНТ

Хотите знать толк
В остро приправленном блюде?
Загляните
Ко мне в кабинет;
Не смиренно здесь ждут
Моего правосудия,
Перед вами
Не парниковые люди,
Ничего в них тепличного
Нет…
Адская профессия.
Сиди перед чужой лирой.
Перед серпантином строк,
Дешёвых гирлянд.
Сочувствуй, содействуй,
Изнывай, но реагируй,
Крылья дай
Или могилу вырой.

Ты — литературный консультант!
Семейные восторги,
Расторгнутые браки,
Темпераменты, как в падучей,
Бьются под пером.
Истеричные женщины
И донские казаки
К тебе идут на приём.

В глазах юнца страдальческих
И мольба, и гонор.
Вопросы, ответы —
Иглы ежа.
Он сам собою напуган,
С Большой ворвался Бронной.
Грудь выгнул атлетически
И залился с разгона,
От самовлюблённости
Крупно дрожа.

Ему на смену женщина,
Проклиная мужа
За то, что ей мешает
Парить, творить, дышать:
— Меня сковали цепи
Домашние, о ужас!
Мой муж совсем прозаик,
Мне очень лирик нужен,
Что смог бы душу тонкую
Ценить и понимать…

Вот ждёт приёма птица
С душою странной, вздорной,
Высматривает тщательно,
Просовывает клюв.
Войдя, скороговоркой начнёт читать.
Проворно
Клюёт чужие строки.
Чужие мысли-зёрна
Крадёт, крадёт без счёта,
И глазом не моргнув.
Рабочий день окончен.
И вот кругом всё смолкло.
Вдруг входит тихий юноша
Без видимых примет.
Овцой он не казался.
Он не казался волком.
Он начал читать.
И сбил меня с толку.
То были стихи.
То был поэт.

Москва, 1940
Журнал «Огонёк» № 42 (3195) октябрь 1988
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 13.8.2019, 9:18
Сообщение #305


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3187
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Татьяна БЕК
* * *
Вы, кого я любила без памяти,
Исподлобья зрачками касаясь,
О любви моей даже не знаете,
Ибо я её прятала. Каюсь.

В этом мире — морозном, и тающем,
И цветущем под ливнями лета —
Я была вам хорошим товарищем…

Вы, надеюсь, заметили это.

— Вспоминайте с улыбкой — не с мукою —
Возражавшую вам горячо
И повсюду ходившую с сумкою,
Переброшенной через плечо!
Журнал «Огонёк» № 50 (3203) декабрь 1988

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 14.8.2019, 8:28
Сообщение #306


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3187
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Олег ШЕСТИНСКИЙ

ВСЕСОЮЗНАЯ ПЕРЕПИСЬ 30-Х

Всесоюзная перепись, всесоюзная перепись
во всеобщее благо, если вы ей доверитесь...

Моя бабушка — тоже подлежит этой переписи,
но не может она отказаться от «ереси».

Переписчик впивается в бабушку строго,
ибо хочет она начертать: «Верю в Бога».

Переписчик, ещё не обретший сноровки,
он не может своё навязать ей решенье,
вера бабушки бьёт по его «процентовке»...
— Чёрт возьми — Днепрогэс и Обожествленье!

Но старуха согласна на любую потерю,
на любую потерю без дна и без меры,
только лишь не согласна остаться без веры,
И она повторяет высокое:
— Верю...

Не слыхала старуха об Аввакуме,
но она прожила свою жизнь без обмана,
но она укрепилась в единственной думе,
в той, что жизнь на земле и её — богоданна.

Не была она духом трусливой и нищей,
и какая бы ей ни представилась доля, —
ради Бога взошла бы она на кострище,
в муках чистую душу свою не неволя.

Переписчик талдычит, что религия — опиум,
что доказано и наукой, и опытом.

Переписчик уходит по лестнице каменной,
недовольный старухой с её верою пламенной,
и в беседе с товарищем среднеответственным, —
что прослыл знатоком по работе с подследственным, —

сетует:
— Не достиг 100-процентной безбожности...
Ухмыляется тот:
— Уясним твои сложности...

* * *

Интернат блокадный,
интернат блокадный,
дети сироты...
А уже где-то ямы,
а уже где-то ямы
на кладбищенском поле вырыты.

А уже подступает,
а уже подступает
отчаянье...
И директор свой персонал собирает
на совещание:
воспитательницы, повариха, завхоз, —
божьей милостью,
что печётся о топливе и всерьёз
борется с вшивостью.

Говорит директор:
— Так и так получается...
Говорт директор:
— Так и так...
Хлеб кончается.
Предлагаю урезать сиротам врагов
выдачу сахара и жиров,
сиротам врагов народа...
Этим поможем сиротам бойцов...
Классовая забота!

Воспитательницы, повариха, завхоз,
божьей милостью, —
что печётся о топливе и всерьёз
борется с вшивостью,
сказали:
— Пал Палыч,
мы не в обиде,
но вы уходите,
от нас уходите...
А мы с сиротами войну доживём
или вместе с ними умрём...

* * *

Друг дома, генерал Звоницкий,
катал мальчишку на «линкольне».
Такое может ли забыться?
И не было меня довольней
меж сверстников... Но по навету
объявлен генерал шпионом
американским ли, английским...
Он исчезает, обречённым.
Но палачи идут по следу,
жизнь переламывая близким.
Жена и сын в сыром подвале,
где стол и стул, да два матраца,
отныне робко проживали,
им было некуда податься.
И расползлись, как тараканы,
все те, кто с шуткой-прибауткой
в их доме наполнял стаканы,
разделываясь с жирной уткой.
А мать моя собралась в гости.
Сказали ей соседи:
— Бросьте!
У вас ведь муж и мальчик в школе...
Но мать моя собралась в гости,
путь матери лежал по полю
по минному, по личной доле.
Пошла в семью врагов народа,
неся в кошёлке сыр и масло,
в её душе светилось что-то,
светилось что-то и не гасло.
И мать моя в сыром подвале
сидела с бедной генеральшей,
и обе женщины вздыхали,
не ведая, что ждёт их дальше...

А женщина с седою прядкой,
вдова большого генерала
цветы за маминой оградкой
до самой смерти поливала.
Журнал «Огонёк» № 7 (3212) февраль 1989

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 1.9.2019, 20:11
Сообщение #307


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3187
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Евгений ВИНОКУРОВ
* * *
Эта тьма
вселенская густая
подступает к моему лицу…

Книгу жизни не спеша листая,
понимают смысл
к её концу.
Лишь к концу мы понимаем это…
Темнота над нашей головой!

Жизнь людская –
это капля света
посредине ночи мировой…


ЗВОНОК

В начале жизни,
там в начале,
я жил в неведенье благом,
когда врагов разоблачали,
врага хватали за врагом…
Все ждали с замираньем сердца
и с жизнью распростясь уже,
средь полночи: от лифта дверца
не стукнет ли на этаже?..
Но крепко, ничего не зная,
дремал я,
на ладонь щека,
когда ждала Москва ночная
в дверь исступлённого звонка…


КАРИАТИДЫ

Нет, вздохнул о минувшем я
не лицемерно,
мне действительно жаль
прожитые года!..

В доме с кариатидами,
в стиле модерна,
на седьмом этаже
проживал я
тогда…
Ах, какие в окне открывались мне
виды:
и река, и мосты, и далёкий завод!..
И стояли, ссутулившись,
кариатиды,
подпирая плечами массивными
свод…
Как мне радостно было тогда,
молодому!
До сих пор моя память
в те годы летит
и к тому старомодному
серому
дому,
что давил на сутулящихся
кариатид.
Там была одна девочка…
В гулком портале,
при московской седой
несуровой зиме,
мы с ней,
за руки взявшись,
часами
стояли
под мерцающей лампочкой,
там,
в полутьме…
Сколько видел в окне я
мерцающей сини…
Сколько минуло горя,
тревог и обид:
сколько лет пронеслось!..

Но стоят и поныне
те фигуры могучих
кариатид.


ТЕПЛОТА

Зимой дом двухэтажный рушат.
Огромной гирей
в стену бьют.
И вдруг нежданно обнаружат
семейной комнатки
уют…
И в клубах известковой пыли
мы открываем
невзначай:
здесь люди жили,
жили-были,
судачили и пили чай.
Вот так случайно обнаружась,
предстал трагический интим!..
И мы, испытывая ужас,
внутрь этой комнатки
глядим…
И гиря бьёт по дому мерно!..
И к нам приходит неспроста:
как ты мила, как эфемерна,
ты,
маленькая
теплота…
Журнал «Огонёк» № 45 (3198) ноябрь 1988
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 8.9.2019, 18:34
Сообщение #308


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3187
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Ирина ОДОЕВЦЕВА
* * *
Нет, я не буду знаменита,
Меня не увенчает слава,
Я — как на сан архимандрита —
На это не имею права.

Ни Гумилёв, ни злая пресса
Не назовут меня талантом.
Я маленькая поэтесса
С огромным бантом.

1918


* * *
Сияет дорога райская,
Сияет небесный сад,
Гуляют святые угодники,
На райские розы глядят.

Идёт Иван Иванович
В люстриновом пиджаке,
С ним рядом Анна Филипповна
С французской книжкой в руке.

Прищурясь на солнце райское,
С улыбкой она говорит:
— Ты помнишь, у нас в Кургановке
Такой же прелестный вид.

И пахнет совсем по-нашему
Черёмухой и резедой,
Сорвав золотое яблоко,
Кивает она головой.

— Да, всё, как у нас, в Кургановке,
Манюрочка, ручку дай,
Подумать, мы в Бога не верили,
А вот и попали в рай.

1923

* * *
Но была ли на самом деле
Эта встреча в Летнем саду
В понедельник, на Вербной неделе,
В девятьсот двадцать первом году?

Я пришла не в четверть второго,
Как условлено было, а в пять.
Он с улыбкой сказал: — Гумилёва
Вы бы вряд ли заставили ждать.

Я смутилась. Он поднял высоко,
Чуть прищурившись, левую бровь.
И ни жалобы, ни упрёка.
Я подумала: это любовь.

Я сказала: — Я страшно жалею,
Но я раньше прийти не могла.
Мне почудилось вдруг — на аллею
Муза с цоколя плавно сошла.

И бела, холодна и прекрасна,
Величаво прошла мимо нас,
И всё стало до странности ясно
В этот незабываемый час.

Мы о будущем не говорили,
Мы зашли в Казанский собор,
И потом в эстетическом стиле
Мы болтали забавный вздор.

А весна расцветала и пела,
И теряли значенье слова,
И так трогательно зеленела
Меж торцов на Невском трава.

1964
Журнал «Огонёк» № 11 (3216) март 1989
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 13.9.2019, 20:16
Сообщение #309


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3187
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Дмитрий ФИЛИМОНОВ

* * *
Я никогда не бегал с автоматом,
ни в юности, ни в детстве. Никогда.
Я никогда не думал стать солдатом
и маршалом. И штурмом города
я никогда не брал. И пленных сроду
я не водил с допроса на расстрел.
И никому не возвращал свободу
и не лишал свободы. И не пел
победных маршей, строем, рожа к роже
по жизни маршируя. Никогда
не рвался в строй. Не жаждал стать похожим
ни на кого. Лишь небо и вода,
и таинства природы покоряли
мой детский ум и после. И сейчас
я не люблю могилы и медали
и не хочу носить противогаз.
...............................................
Война повсюду: в книгах, на экранах.
Ракеты, танки, пушки, даже тир
переносной в портфелях и карманах
несут из магазина «Детский мир».
И целятся мальчишки. Жажда боя
горит в глазах. И каждый хочет быть
похожим на любимого героя
и всех врагов убить, убить, убить...
Я сыну в зоопарке льва когда-то
показывал: «Смотри, какой большой
и сильный зверь!» «А мы из автомата
в него ба-бах!» — ответил отпрыск мой...
Я в детстве много раз встречался с болью.
И узнавал по запаху металл...
И шёл с отцом по скошенному полю,
и жаворонка слушал... И мечтал...
И кроху кулика с птенцами взглядом
я провожал: спешили — в море, в путь...
И звёздам пел... И только с автоматом
не бегал я ни разу! В этом суть.


К ВОПРОСУ ОБ ЭМИГРАЦИИ

Покинуть Родину нельзя,
какой бы ни была уродиной.
Покинуть Родину нельзя
крещённому однажды Родиной.

Покинуть Родину нельзя,
как память вытравить, чтоб набело.
Покинуть Родину нельзя,
она костяк судьбы, как правило.

Покинуть Родину нельзя,
как вырезать кусок истории.
Покинуть Родину нельзя,
но можно съехать с территории.


СОЛОВЕЙ

Остановился поезд на прогоне.
Храпела ночь. В купе воняло рыбой.
И проводник в своём родном вагоне
Оставил дверь открытой, хочешь — прыгай.

Но я не стал. Не прыгнул. На фиг было
куда-то прыгать, если ехать надо?
Выглядывало бледное светило
из мрачного бесформенного зада.

Чернела в черноте чернуха леса,
и кислород откашливали листья.
И небыло большого интереса
в дорожном полотне июньской кисти.

И я уже собрался в гости к дрёме,
когда раздался посвист небывалый,
а так свистеть никто не может, кроме
невзрачной птахи, серенькой и малой.

Какой свистец! Какие переливы,
какая трель, и пощелк, и раскрутка!
Какие неизбитые мотивы
на тему помрачения рассудка!

Да-да, любовь! Конечено, нет вопроса!
И я любил, я верил... Я не слышал,
как прозвучал сигнал электровоза,
и как электровоз из леса вышел,

и как он шёл по зыбким, смутным дюнам,
и как летел к туманному рассвету...
Я слушал соловья и спьяну думал,
что это он мне лично, по секрету...
Журнал «Огонёк» № 31(3341) июль 1991


Больше стихов этого автора
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 17.9.2019, 13:42
Сообщение #310


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3187
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Сначала мне попался этот видеоролик.

Подумал, что это очередная Ника Турбина. Слушал её с тем чувством, которое раньше возникло у меня после прочтения биографии Ники Турбиной .
Потом навёл справки в интернете и понял, что стихи не её, а Ирины Самариной-Лабиринт.



Знакомься, это актриса Софья Грузенко. Ей 9 лет, она актриса («Не забывай», «Пальто») и модель (участница международной детской Недели моды). И у девочки уже есть поклонники — у нее 27,4 тыс. подписчиков в Instagram (аккаунт ведет мама Наталья) и даже есть фото с Данилой Козловским.
И об этой малышке сейчас говорит весь Интернет! А все благодаря видео, на котором Софья читает стихотворение «А счастья на базаре не купить».

Пойду, схожу за счастьем на базар,
А после в супермаркет, за удачей…
И что с того, что это не товар…
Я попрошу ещё любви — на сдачу…
И взвесьте мне, пожалуйста, грамм сто,
Той совести, что с краю, полкой ниже…
Просрочена? Ну, ладно я потом,
Куплю в другом ларьке… А вижу-вижу:
По акции есть скидка для меня.
Давайте доброты, насколько хватит…
А есть у вас от злых людей броня?
Что-что? На это деньги жалко тратить?
А средство есть от жалости у вас?
Микстура от тоски, сироп от скуки?
Продайте мне ещё вот этот шанс…
И крепкую настойку от разлуки…
Уюта мне семейного — мешок,
Чтоб высший сорт, другого, мне не надо…
И красоты вон той, с пометкой «ШОК»,
Таблетки от неискреннего взгляда…
А дружбу как, поштучно иль навес,
Сегодня вы, любезно, продаёте?
Нет, не куплю, а просто – интерес,
Зачем так жить, и есть ли смысл в расчёте?
Ещё здоровья близким прикуплю
И буду им дарить на Дни Рожденья…
В продаже – зависть? Зависть не люблю.
Продайте лучше пол кило терпенья…
Доверия не нужно… В прошлый раз
Купила оптом, мне надолго хватит…
Продайте все запасы слёз из глаз,
Моя судьба вам, с радостью, заплатит…
Зачем? А чтоб не плакала душа
У тех людей, в которых много света…
Ведь жизнь тогда, добра и хороша,
Когда у вас в продаже боли нету…
Нет, счастья на базаре не купить…
Но если мы научимся делиться
Тем самым счастьем и любовь дарить,
То всё плохое просто испарится…
Источник


Хорошо читает стихи Софья. И всё-таки большее впечатление на меня произвело не это чтение, а это и другие стихотворения Ирины Самариной-Лабиринт.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

16 страниц V  « < 14 15 16
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 20.9.2019, 14:36