IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Активные темы за последние сутки
Новые сообщения с Вашего последнего посещения
Главная страница форума
Короткие рассказы
akaceya
сообщение 2.8.2019, 7:42
Сообщение #1


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 5236
Регистрация: 22.9.2010
Из: Н Новгород
Пользователь №: 370



Мост для Поли

В жене Сергею нравилось решительно всё. И то, что она худая и почти нет груди. И то, что она совсем, казалось, бескровная и бледная. И личико остренькое и скуластое. И длинноватый тонкий носик. И глаза такие зелёные и бездонные. И русые прямые волосы, всегда собранные в пучок. И то, что её зовут необычным для деревни именем — Поля. И, несмотря на то, что с тех пор, как он привёз её из райцентра в свою деревенскую избу, прошло почти двадцать лет, он всё ещё с ума сходил в ожидании ночи с ней, когда она с утра, каким-то ведомым только ей способом давала понять, что сегодня ночью ей хотелось бы близости. Весь день он ходил радостный: и работал на своем тракторе радостно, и подмигивал всем подряд, и даже пытался шутить с односельчанами, что делать у него выходило плохо, неуклюже, и он это знал. Но всё равно не удерживался и шутил.
В деревне их браком реже восхищались, а чаще завидовали. Особенно женщины. Сергей не пил и много работал. Хозяйка, в деревенском понимании этого слова, Поля была плохая. Ни скотины, ни огорода не держала. А только выращивала астры в палисаднике, да и всё. Но Сергею было всё равно. Всё, что он любил, Поля готовила из продуктов, привезённых автолавкой. И готовила вкусно.

Она любила его и искренне гордилась сильным, трезвым и всегда влюблённым в неё мужем. Требуя от него только одного: чтобы он называл кетчуп — кетчупом, а не «кепчуком», как привык, и не смел называть табуретку «тубареткой». Она была совсем слабенькой. Вместе с тем, местные врачи не находили у неё никаких болезней.

Поля любила ходить по ягоды. И однажды с полуупрёком сказала Сергею: «Вот жаль, что у нас мостика нет. Трудно в поле ходить через речку-то». Сказала и забыла, пошла с ведром по ягоды. А Сергей не забыл. Он скорее удивился. Ну что такого трудного? Поколения и поколения деревенских женщин ходили вброд. А ей, видишь ты, трудно. Он покачал головой и задумался, глядя ей вслед и сам того не сознавая, привычно восторгаясь, как грациозно она несёт ведро, держа его чуть на отлёте...

Пока она ходила по ягоды, он съездил в совхоз и выпросил у директора досок. Немного — директор быстро уступил. Два бревна Сергей выпилил из брошенной покосившейся избы на краю деревни. И из этого всего сколотил для Поли мостик. И когда она возвращалась с ведёрком малины, то увидела мост и сидящего рядом с ним Сергея и поставила ведро у речки, а сама медленно, словно модель на подиуме прошлась по мосту. И на середине вдруг бросила на Сергея быстрый взгляд и подмигнула. Сергей сглотнул. Она выглядела так величаво-победно! Будто королева, которая благосклонно взирает на своего влюблённого пажа. И когда она подмигнула, то Сергей подумал, что, вероятно, у них опять будет замечательная ночь...

Но вечером случилось несчастье. Поля перебирала ягоды и вдруг упала в обморок. Упала тяжело с таким грохотом, какой невозможно было предположить от падения худенькой женщины. Сергей почему-то сразу понял, что это не шутка, не женский «обморочек», что случилась какая-то ужасная беда. Он вызвал скорую из райцентра, а потом осмотрел Полю. Она дышала. Ровно и спокойно. Только глаза закатились, и видны были одни белки. Он поднял её на руки. И понёс в баню. Там он снял с неё мокрый халат и стал обтирать тёплой водой и полотенцем.

Поля пришла в себя. «Что ты делаешь? — спросила она. — Что со мной?»
И, увидев халат, заплакала: «Как стыдно! Ой, как стыдно!» «Что ты ёлки-палки! — Сергей не знал, что сказать и заплакал. — Сейчас доктор приедет». Он вытер её и отнёс домой. И она, такая хрупкая, лежала, прижавшись к нему всем телом и головой. И только ноги свисали безвольно с его руки. «Ну, может, надо будет немного и полечиться», — сказал доктор из районной поликлиники и сделал укол. Лечение заняло не больше года. После чего Поля умерла в больнице от рака крови.

Это был ужасный год. Обмороки стали частыми. Сопровождались они временной потерей памяти и многими другими неприятными последствиями, так что смерть стала облегчением для неё. А для него...

Поминки всей деревней кончились песнями и дракой. В которой Сергей не участвовал. Повинуясь какому-то трудно осознаваемому чувству, он пошёл туда, где видел свою жену в последний раз здоровой. К мосту. За тот год, пока Поля болела, он ни разу не был здесь. И вот теперь он увидел, что мостик сожгли. Сделал это кто-то из тех, кто сейчас сидел на поминках. Обугленные остатки досок торчали как гнилые зубы, чёрные брёвна были сдвинуты и с одного берега упали в воду.

Вся боль, которая год копилась у него внутри, вдруг сосредоточилась здесь, и её единым выражением был разрушенный и сожжённый мост. Он быстро зашагал обратно к дому. Виновник сидел там. Оставалось узнать кто и... Что будет делать, и как узнавать, он не знал... Любой, любой мог сжечь, вся эта серая толпа за длинным столом. Сергей распахнул дверь и разговор сразу, в одно мгновение, умолк. Люди почувствовали что-то неладное творится со вдовцом.

«Кто сжёг Полин мост?» — спросил он. И, когда ему не ответили, добавил: «Всех убью». Сказал так просто, что каждый сидящий за столом понял — да, убьёт. Томительную тишину прервала бабуля по кличке Командир, бывшая бригадирша в совхозе: «Вставайте, пакостники, кто сжёг!»
Сергей молча посмотрел на сидящих за столом. Пакостники боялись подняться. И каждый, почти каждый мог сделать это. Люди сидели серой массой, боясь поднять глаза от тарелок.

И тогда Сергей вдруг почувствовал, что устал. Что Поле не нужен его мост. Что она не пойдёт больше за ягодой. Что она умерла. Он сел на лавку, и, закрыв лицо руками, заплакал. Заплакал, как мальчишка, постанывая и всхлипывая. Громко. Навзрыд...

На следующий день он приехал на тракторе на склад и ему без разговоров выдали ещё досок. Брёвна он выпилил там же, где и раньше. И когда он вёз их по деревне, то люди кивали и здоровались с ним как обычно. И он, как обычно, отвечал им. К вечеру он сколотил новый мост. Вся деревня слышала, как он пилит брёвна бензопилой, как шлифует доски и забивает гвозди. Придя домой, он лег спать и ему снилась Поля, идущая через мост, и он всё хотел позвать её, да не мог...

Сергей проспал почти сутки и, проснувшись, сразу пошёл к мосту, сам не зная, зачем. И когда он пришёл туда, то, наверное, первый раз за год улыбнулся. Пока Сергей спал, кто-то приделал к мосту перила.

© Борис Мирза


--------------------
Best regards,
Akaceya ...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Начать новую тему
Ответов (1 - 6)
akaceya
сообщение 20.9.2019, 8:56
Сообщение #2


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 5236
Регистрация: 22.9.2010
Из: Н Новгород
Пользователь №: 370



Короткий рассказ о выступлении одной из знаменитейших американских музыкальных звезд мира в Кремле. 1996 год.

Из интервью Надежды Соловьевой которая 40 лет привозит в Россию самых
знаменитых музыкальных звезд мира и знает все их секреты.

В 1996 году у нас было три концерта Тины Тернер в Кремле. Звонит мне
Зураб Церетели и говорит: «Надя, у меня друг из Америки приехал, он
очень хочет на концерт Тины Тернер». Я объясняю, что ничем помочь не
могу, потому что ни одного билета у меня уже не осталось. «А можно я
ему дам номер твоего телефона? Пусть он сам позвонит», — просит Зураб.

И вот звонит человек, рассказывает, какой он фанат, как мечтает
познакомиться с Тиной Тернер. Я объясняю, что все билеты проданы.
Тогда он спрашивает, буду ли я сама на концерте. Я объясняю, что,
конечно, буду, так как именно я его провожу. «А где вы будете концерт
смотреть?» — спрашивает американец. Отвечаю, что буду смотреть со
ступенек слева от сцены. «Можно я с вами посижу на ступеньках слева от
сцены?» — просит он. В конце концов я соглашаюсь. И он действительно
весь концерт просидел рядом со мной на ступеньках.

А Тина тогда была дико больная, с температурой 40. В день концерта я
ей говорю: «Ну что, будем отменять?» А она отвечает: «Я никогда в
жизни не отменяла концерты. Вы меня, главное, привезите в тепле в
Кремль». Это было лето, но мы ее привезли на площадку натурально
завернутой в одеяло. Я не понимала, как она будет работать. Думала,
кошмар, все билеты проданы, ужас, что будет! И вдруг она выходит на
сцену как ни в чем не бывало и потрясающе выступает.

Во время выступления она несколько раз переодевается. Я за сценой
стою, и она мне говорит: «Надя, ну что я еще должна сделать? Что за
публика? Все сидят, никто не танцует». У нас же как — публика пришла,
села на свои места и все сидят. А ей кажется, что им не нравится то, что
она делает. Я ее успокаиваю: «Подожди, это же Кремль, тут публика
по-другому себя ведет». А в конце она уже просто в цветочной горе
стояла, ее не хотели отпускать.

Когда концерт закончился, она после выходов на бис в последний раз
покинула сцену вся мокрая и буквально упала в подставленное одеяло. А
у нас еще два концерта. Я думала, что ее нужно срочно в больницу
везти, а она мне говорит: «Я слышала, что у вас все лечится водкой».
Отвечаю: «Ну да, у нас два лекарства: водка с перцем от простуды и
водка с солью от поноса». Она говорит: « согласна». И вот мы с
Тиной и этим американцем поехали, как сейчас помню, в «Царскую охоту».
И до шести утра там сидели, пили, болтали… На следующий день она была
абсолютно здорова.

А знаете, как звали того американца? Дональд Трамп.


--------------------
Best regards,
Akaceya ...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
akaceya
сообщение 23.9.2019, 19:53
Сообщение #3


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 5236
Регистрация: 22.9.2010
Из: Н Новгород
Пользователь №: 370




Наша "мама" Мусичка.

Эта кошечка пришла в нашу фирму одним осенним утром. Старенькая, маленькая серая в белую полосочку. Все наши двадцать работников дружно стали её подкармливать. Потом она непонятно как переселилась в помещение, где мы и работали. Самое главное было прятать её от пожилого, почти пятидесятилетнего, злого начальника.








Она казалось поняла наши старания как основания считать нас всех своей семьёй. Судя по всему, мы стали для этой коти её последними котятами. Каждое утро она соблюдала свой ритуал. Забиралась по очереди на колени ко всем, облизывала лицо и только потом шла завтракать.





А вскоре видимо ей показалось, что её новые котята плохо питаются. И началось. Сперва она притащила огромную палку колбасы. Мы смеясь порезали ей на кусочки и посадив Мусичку в центре стола, всё и сожрали. Именно за этим занятием нас и застал хозяин мясного магазина, который от избытка возмущения и чувств не мог ничего сказать, а только жестикулировал руками. Потом поехало, покатилось. Солёная рыба и булки, куски халвы и пирожные. Никакие уговоры и объяснения не действовали. Кошка упрямо кормила своих котят.





Скоро она стала широко известна за пределами нашего квартала и ровно к 8-00 на улице собирались люди с телефонами в руках и ждали следующего выхода знаменитой кошки. Мусичка строго соблюдала расписание и кормила нас сворованными вкусностями всегда точно в одно и тоже время. А потом пошли клиенты. Они приходили к начальнику и прежде чем заключить договор требовали предъявить нашу Мусичку. Начальник кричал что так совершенно невозможно, что это чёрт знает, что и как это можно пережить, когда вся его работа по созданию нашей фирмы оказалась ничем по сравнению с одной старой серой кошкой. Ведь она привела к нам больше клиентов чем было за все прошедшие годы.

А потом прибежал полный маленький мужчина в белоснежном халате. Он ворвался без стука в кабинет к начальнику и стал предлагать ему любые деньги, чтобы Мусичка украла у него булку. Понимаете ли вы, кричал он начальнику, у меня семья, жена, дети, тёща, ссуды, а она тащит булки у моего конкурента. Ведь я так разорюсь. Я вас очень прошу, я заплачу сколько надо. Вы понимаете, старые люди идут только в тот магазин, где таскает ваша кошка. Они говорят, что кошке можно верить. Я вас очень прошу.

Начальник вылетел из кабинета и вытолкал булочника на улицу. Начальник прыгал посреди фирмы, рвал волосы на голове и кричал так, что дрожали стёкла. Самое интересное что единственный кто не боялся его – это Мусичка. Она совершенно спокойно сидела посреди фирмы и смотрела на беснующегося начальника. Он вдруг затих и подойдя к нашей питомице обратился к ней с речью.

-"Я конечно понимаю, что я ненормальный раз разговариваю с кошкой, но если ты меня понимаешь, то я тебя прошу. Ну укради ты уже у этого идиота хоть что нибудь. Он не оставит меня в покое, а кроме того он наш заказчик. Он деньги нам платит. Боже мой, что я говорю?!" Повернувшись, он побежал в кабинет и хлопнул за собой дверью. А Мусичка повернувшись пошла к выходу.

Мы побросав работу помчались за ней. Котя вышла из дверей фирмы и вы можете мне не поверить, но она направилась к магазину несчастного булочника. Он вылетел на улицу и затанцевал джигу оглашая округу яростными криками. Толпа пенсионеров у магазина его конкурента насторожилась и с удивлением смотрела на толстого маленького человечка в белом халате и с руками в муке, яростно отплясывающего посреди улицы.

Мусечка вышла из магазина с булкой в зубах и понесла её в сторону нашей фирмы, а булочник остановившись посреди дороги поднял руки к небу. Судя по всему он молился. Толпа пенсионеров разделилась на две части и двинулась к магазину только что ограбленному нашей кошкой. На следующее утро к 8-00 перед нашей фирмой остановилось такси и из него вывалился долговязый человек обвешанный со всех сторон фотоаппаратами. Он вломился к нам и стал кричать что у него нет времени, и что пора начинать работать и вообще у него только пол часа. Начальник выскочив из кабинета и узнав фотографа из центральной газеты, бросился к нему и спросил, что он хотел бы сфотографировать в его фирме и что ему рассказать?

Как что, удивился фотограф – самое главное в вашей фирме – вашу знаменитую кошку. Начальник поперхнулся, сплюнул и ушёл к себе, а мы побросав работу и подняв нашу любимицу на стол, стали рассказывать истории и фотографироваться с ней.

Фотограф разумеется не верил. Он смеялся и фотографировал нас с Мусичкой. Но вдруг она сорвалась со стола и помчалась на очередное дело. Фотограф схватил фотоаппарат и помчался за ней. Отсняв весь процесс он появился у нас с огромной бутылкой виски и с сумкой полной закусок.


- "Это лучшие снимки в моей жизни", кричал он и плакал. Столько лет, столько лет. Спасибо ребята- и он умчался. А вскоре его снимки облетели всю страну.

Мусичка умерла на следующий день. Она не донесла палку колбасы до наших дверей всего пару метров. Котя положила головку на еду, которую несла нам, своим котятам и тихонько уснула. Новость быстро разнеслась по нашей улице, и все побросав свою работу и магазины собрались вокруг маленького серого тельца заботливой нашей мамочки. Мы осиротели. Некому больше будет кормить нас и облизывать каждое утро шершавым ласковым язычком. Все работники нашей фирмы высыпали на улицу не стесняясь плакали. Даже злой старый начальник вышел и стоял молча.

Мы нашли большую красивую коробку, куда каждый положил самую свою дорогую в жизни вещь. Потом туда же положили и нашу любимую мамочку. После чего мы наняли автобус и поехали за горд, где нашли большую полянку с раскидистым деревом, где и похоронили нашу котю.





А на следующий день возле дверей нашей фирмы оказались пять. Нет, вы себе можете представить – ПЯТЬ маленьких котят. Начальник опять прыгал посреди фирмы и кричал так, что дрожали стёкла. Он всем объяснял, что невозможно так работать. Что у него уже дома две кошки и так совершенно нельзя. И что это фирма, а не кошачья гостиница. После чего ушел к себе в кабинет хлопнув дверью.

А на следующий день его поймали на горячем. Он ползал на коленях вокруг котят и вытащив из кармана кусочки молочной колбасы кормил их и объяснял, что эти злые и дурные тётьки ничего не понимают в котятах и кормят их чёрт знает, чем. Котята лопали колбаску и ползали по злому начальнику, как по дереву, а тот счастливо смеялся. Потом он опять сделал страшное и злое лицо и объяснив нам что так совершенно невозможно работать ушел к себе, хлопнув дверью. Но мы больше не боялись его. Мы улыбались.

Вот такая история про Мусичку, злого начальника, про нашу фирму и про котят.


Из иннета


--------------------
Best regards,
Akaceya ...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
akaceya
сообщение 5.10.2019, 19:48
Сообщение #4


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 5236
Регистрация: 22.9.2010
Из: Н Новгород
Пользователь №: 370



Рассказ Аркадия Хайта: «Сегодня тёти Мини уже нет на земле. По нашему обычаю, умершим нельзя приносить цветы, но никто не сказал, что им нельзя дарить рассказы»:


Мина Моисеевна, или попросту тётя Миня, была соседкой по квартире моего друга, режиссёра с киностудии имени Горького.
Вот иногда видишь человека всего пять минут, а такое ощущение, что знаешь его всю жизнь. Точно такое же чувство возникло у меня после встречи с Миной Моисеевной.

Помню, сидим мы с ней, беседуем. Вдруг — телефонный звонок. Кто-то ошибся номером. Громкий мужской голос, который слышу даже я, кричит:

— Куда я попал?!

— А куда Вы целились? — спрашивает тётя Миня.

Теперь пришла пора сказать, кем же была тётя Миня. Она была профессиональной свахой. Сегодня, в эпоху брачных объявлений и электронных связей, эта профессия кажется ушедшей. Но только не для тех, кто знал Мину Моисеевну.

— Человек должен уметь расхвалить свой товар, — говорила она. — Реклама — это большое дело. Посмотрите, когда курица несёт яйцо, как она кричит, как она кудахчет. А утка несёт тихо без единого звука. И результат? Куриные яйца все покупают, а про утиные никто даже не слышал. Не было звуковой рекламы!

Не знаю, как она рекламировала своих женихов и невест, но клиентура у неё была обширная, телефон не умолкал с утра до вечера.

Было сплошным удовольствием слушать, как она решает матримониальные дела.

— Алло! Что? Да, я вас помню, Володя. Так что Вы хотите? Чтоб она была молодая, так, красивая, и что ещё? Богатая. Я не поняла, Вам что, нужно три жены? Ах, одна! Но, чтоб она всё это имела. Ясно. Простите, а что вы имеете? Кто Вы по профессии? Учитель зоологии? Хорошо, звоните, будем искать.

— Алло! Кто говорит? Роза Григорьевна? От кого Вы? От Буцхеса. Очень приятно. А что Вы хотите? Жениха? Для кого, для дочки? Нет? А для кого, для внучки? Ах, для себя! Интересно. Если не секрет, сколько Вам исполнилось? Тридцать шесть? А в каком году? Хорошо-хорошо будем искать. Может быть, что-то откопаем.

— Алло, это Яков Абрамович? Хорошо, что я Вас застала. Дорогой мой, мы оба прекрасно знаем, что у вас ужасная дочь, которая не даёт вам жить. Но всё равно, когда я привожу жениха, не надо ему сразу целовать руки и кричать, что он ваш спаситель. Они тут же начинают что-то подозревать!

Когда Мине Моисеевне исполнилось 75, она приняла самое важное решение в своей жизни — уехать в Израиль. И она уехала. Тихо, незаметно, никому ничего не сказав.

Прошли годы, многое в мире изменилось. Советский Союз установил дипломатические отношения с Израилем — и я впервые оказался на Святой земле.

Я сразу же попросил своих друзей отыскать Мину Моисеевну, если она ещё жива, а если нет — хотя бы узнать, где она похоронена.

На следующее утро чуть свет в моём номере зазвонил телефон:

— Алло! Это великий русский писатель Шолохов-Алейхем?

— Тётя Миня! — заорал я. — Это Вы?

— Ну да! Что ты так удивился, будто тебе позвонил Ясир Арафат?

Через пару часов я уже завтракал в её квартире, точь-в-точь копии московской: те же занавески на окнах, те же фотографии на стенах, такой же маленький телевизор, по которому шли всё те же наши передачи.

— Ничего не меняется, — сказала она, перехватив мой взгляд. — Всё как было. Даже профессия у меня та же.

— Как? Вы и здесь сваха?

— Почему нет? Здесь тоже надо соединять женихов и невест. Как говорится, сводить концы с концами.

Дальнейшая часть дня проводилась под аккомпанемент сплошных телефонных разговоров тёти Мини:

— Алло? Слушаю!… Да, я Вас помню. Вы хотели невесту с хорошим приданым. Так вот, можете открывать счёт в банке «Хапоалим» — я вам нашла невесту. За неё дают 50 тысяч шекелей. Что Вы хотите? Посмотреть её фото? Милый мой, за такие деньги я фото не показываю. Получите приданое, купите себе фотоаппарат и снимайте её, сколько влезет!

— Алло? Бокер тов, геверет! — и тётя Миня затараторила на иврите, как пулемёт. — Ненормальная румынская еврейка, — сказала она, положив трубку. — Денег полно — и она сходит с ума. Не хочет блондина, не хочет брюнета, подавай ей только рыжего! Откуда я знаю, почему? Может, у неё спальня красного цвета, хочет, чтоб муж был точно в цвет!.

— Алло? Ша, что Вы кричите? Кто Вас обманул? Я Вам сразу сказала, что у неё есть ребёнок. Какой позор?… В чём позор?… Ах, ребёнок родился до свадьбы! Так что? Откуда ребёнок мог знать, когда свадьба?…

А я сидел, слушал всё это и умирал от счастья и восторга! Потому что рядом была тётя Миня, потому что, слава Богу, есть то, что в нашей жизни не меняется.

Порой мне кажется, что брось тётю Миню в тундру, в тайгу — и уже через пару дней она будет ходить по чумам, сватать чукчей и эскимосов:

— У меня для Вас потрясающая невеста! Она даже не очень похожа на чукчу, скорее на японочку. Какое приданое?… Какие олени?… Нет, он сошёл с ума! Я ему предлагаю красотку, а он хочет оленей. Да Вы только женитесь — и у вас рога будут больше, чем у оленя!

Сегодня тёти Мини уже нет на земле. По нашему обычаю, умершим нельзя приносить цветы, но никто не сказал, что им нельзя дарить рассказы. Я написал его в память Мины Моисеевны и жалею только о том, что она его не услышит. Иначе она бы непременно сказала:

— Между прочим, про меня мог бы сочинить и получше! К тому же ты забыл вставить мою главную фразу о том, что надо уметь радоваться жизни.

Автор: Аркадий Хайт


--------------------
Best regards,
Akaceya ...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
akaceya
сообщение 14.10.2019, 15:18
Сообщение #5


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 5236
Регистрация: 22.9.2010
Из: Н Новгород
Пользователь №: 370




http://subscribe.ru/group/pozitiv/5363229/

Эту реальную историю рассказала мне одна моя знакомая, которая работает в Германии
переводчицей. Но сначала я должен кое-что разъяснить читателям. Так вот, моей
приятельнице часто приходится переводить для так называемых "беженцев"
с территории всего бывшего Советского Союза. И в пересылочном лагере нужно
сначала пройти собеседование и ответить на вопросы немецкой иммиграционной службы
типа: "по каким мотивам вас преследуют на родине" и "зачем приехали в нашу
красивую страну". Язык межнационального общения со всеми бывшими советскими -
русский. Надо сказать, что в Германию приезжают обычно чисто по экономическим
соображениям, но чтобы остаться хотя бы ненадолго, причину надо придумать
политическую и покруче. Но вот причин этих с распадом Союза как бы больше и нет,
и приходится искать другие причины. А Германия, как и большая часть свихнувшейся Европы, тоже теперь активно выступает за защиту прав голубых и розовых. И тут прошел слух в лагере для
беженцев, что для того, чтобы остаться в Дойчланде, нужно всего лишь обладать
сексуальной ориентацией, за которую еще есть соответствующая статья в Уголовном
кодексе своей страны.
Ну так вот что произошло. Вызывают мою знакомую переводить собеседование
для очередного преследуемого лица. Ну, пришла она, а в кабинете уже сидит
скучающий полицейский, который это собеседование и должен проводить. Вызывают
беженцев и в комнату входит мужчина, за которым покорно семенит жена
и трое дошкольного возраста ребятишек, прибывших из одной солнечно-нефтяной
кавказской республики. Семья явно простая и интеллектом не изуродованная.
Мужика условно назовем Махмуд.
Теперь само интервью.
Полицейский:
- Почему вы решили приехать в ФРГ?
Махмуд, так важно:
- А нас прэслэдуют.
- По какой причине вас преследуют?
Махмуд с такой кавказской гордостью:
- А мы... эта... гомосексалисты!
Полицейский кладет ручку на стол и совершенно серьезно спрашивает:
- Что, и дети тоже?
Махмуд так же серьезно:
- Дэти тоже. По гэнам пэрэшло.
Лицо полицейского начинает дергаться и Махмуд, видя это, обращается
к переводчице, которая тоже со спазмами борется:
- Дошка, слишиш, если нэ так, то ты ему скажи, что нэ все дети, а толко два.
Трэти маленки, он эшо нэ научильса.
Алла (так зовут мою приятельницу) кое-как перевела. Полицейский, еле сдерживая
смех, уткнулся клювом в протокол и записывает показания Махмуда. А по закону записывать надо всё. И немецкий мент пишет: "Младший еще не научился" и кусает губы.
А Махмуд видит, что что-то не так, но не понимает. Оттого распаляется еще больше:
- Слишиш, дочка, да, если я что нэ так сказал, то знаиш, давай ты за меня
скажи. Ти же знаиш, как надо. А я подпишу! А потом, знаиш, в долгу перед тобой
не буду, дэнги ест, все ест! Мне в лагере сказали, иди скажи, что ты
гомосексуальщик или как там... тогда оставят. А то я ошень знаю, што эта
ваабще такой?
Не видя реакции, Махмуд снова обращается к полицейскому:
- А што, дарагой, э? Зачем нэ вериш? Я - гомосексист, жена мая ... Мой атец
гомосексист, мой дед тоже был гомосексист! Ми все потомственные гомосексисты!
Тут у Аллы из глаз потекли слезы и она вышла. Когда она вернулась, полицейский
быстро закончил интервью и выпроводил последователя Моисеева из кабинета. По пути
"беженец" заглядывал переводчице в глаза и томил расспросами:
- Дочка, а скажи, харашо, да всё, да?
На что Алла так же проникновенно смотрела ему в его глаза и отвечала:
- Лучше не бывает.

Написал crococodila



--------------------
Best regards,
Akaceya ...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
akaceya
сообщение 15.10.2019, 17:44
Сообщение #6


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 5236
Регистрация: 22.9.2010
Из: Н Новгород
Пользователь №: 370



КУЛЬТУРНЫЙ ШОК


http://subscribe.ru/group/pozitiv/5285802/

Работал я когда-то в американской организации, и был у нас водитель Гена, парень добрый и приветливый, но, скажем так, без особой склонности к языкам. Соответственно и перлы сыпались из него как из рога изобилия. К Рождеству решил Гена выучить сверхсложную фразу "Merry Christmas!" и персонально поздравить своего прямого начальника-администратора Линду, очччень сурьезную даму лет 50-ти. Картина маслом: после нескольких дней зубрежки и правки в которой участвовал чуть ли не весь коллектив, Гена "созрел", набрался храбрости и, войдя в кабинет к Линде, с широкой и радостной улыбкой на лице гаркнул во все горло (и, соответственно, на весь офис!):
" Мерри Климакс, Линда!!!" Надо отдать Линде должное, в отличие от всех нас, почти катающихся по полу, она одна сохранила самообладание и вежливо поблагодарила Гену за поздравление (только в цвете поменялась немного)!

Югославия, холоднючая для сербов зима с 93-го на 94-й год (по ночам случаются заморозки), прифронтовая деревня Оролик. Мы, три ООНовца из Русбата по какому-то поводу сидим в кафане. За соседним столиком примостились четыре сербских ополченца, в форме, при оружии, тоже что-то отмечают, а может просто зашли согреться. По внешнему виду, по манере держаться, по неспешному разговору под рюмочку ракии видно, что пороху у них понюхано и, видимо, с самого начала конфликта. В какой-то момент столики у нас сближаются, происходит сначала вежливый обмен тостами, потом напитками, потом пошло всеобщее братание и распевание "Катюши",
"Подмосковных вечеров" и "Под звездами Балканскими". А потом я, как еще не нюхавший пороху, спросил,"Что самое страшное на войне?". Воцарилась тишина, все взгляды устремились на старого, с седыми отвислыми усами солдата. Тот обвел всех серьезным взглядом и под одобрительный гул всей кафаны изрек,-"Самое страшное на войне - это пьяный русский десантник!"

На каком-то рынке в Зеленограде, на лотке из картонных коробок, за коим стояло дитя гор, был разложен товар - носки, колготки и т.п.
Так вот, на женских колготках был прикреплен самопальный ценник, который гласил:
"ТРУСИК ЖЕНСКИЙ С РУКАВОМ".

Перестроечное время, в российской науке еще советский интернационал. Сотрудник НИИБОХа (биоорганической химии) грузинский парень Дато чуть не в слезах врывается в лабораторию, размахивая газетой: "Ну почему, почему грузинами?!! При чем тут мы??!!" Сотрудники прочли обидевшую его заметку: …такая-то болезнь …переносится собаками и грызунами. Занавес…

Рассказано подругой подруги, в общем и целом дамой молодой, симпатичной, знанием иностранных языков не обремененной. Поехала эта дама в Германию, жила она там в русско-итальянской семье (ну, не в немецкой же жить, что мы, немцев не видели), так что знакомства свела с итальянцами, при этом общались они между собой на смеси русско-английско-итальянской, дополняя все жестами. Одному из горячих итальянских парней она так полюбилась, что он ухаживал за ней, подкармливая ее собственноручно изжаренными котлетками, пиццей и прочими деликатесами (вместо цветов и серенад - этакий практичный молодой человек). Зная, что у этого Джованни есть девушка и он собирается жениться в ближайшее время, и, будучи дамой морально устойчивой, поползновения сами понимаете какого рода, по мере сил пресекала. И вот в последний вечер пришел итальянец с ней попрощаться, так сказать, и в процессе прощания, они оказались на диване. Дальше от первого лица: - Лежу я, а он целуется уже по-настоящему так, и чувствую, что еще чуть-чуть и я не смогу ему отказать, и вот из последних сил говорю: Джованни, aspettare, wait, типа, подожди. Он остановился и спрашивает: why? (почему?) И тут я растерялась и ничего умнее не придумала, как сказать: "Русо туристо, облико морале". Вот она, сила искусства.

Соседка друга вышла замуж за немца и, соответственно, упорхнула ин Дойчланд. Живут не тужат, но на историческую родину тянет временами, родителей навестить, друзей повидать...
Однажды собрались они семьей и приехали. А муж ни разу в России не был, ни баня, ни водка-гармонь-лосось ему не ведомы. Друг мой - человек общительный, с соседями всегда дружил, домик в деревне свой имеется с баней-речкой-вениками-самогоном... В общем, взяли они немца в оборот по полной программе.
Вечер очередного оборотного дня. Захмелевший немец, замотанный в простыню, поедая сало с луком, заводит диалог:
- Кольйа, я считать рюсский жена - самый лючший жена в мире!
- Варум?
- Вот немецкий жена тебе гав-гав-гав, ты ей (показывает удар кулаком сверху) бум-бум-бум, она телефон сразу: "Халло, полицай?" И ихь бин наручники, тюрьма, ай-ай-ай... А рюсский жена тебе гав-гав-гав, ты ей бум-бум-бум, она тебе ГАВ-ГАВ-ГАВ! - ты ей бум-бум-бум, она тебе БУМ-БУМ-БУМ. Лежишь в коридор нихьт сознание, очнулься - одеялом прикрыт, где упаль. Нихьт полицай, нихьт тюрьма... Рюсский жена - самый лючший жена в мире!

В прошедшую субботу видел сюжет по РЕН-ТВ в программе «Военная тайна», где рассказывалось о нашей сверхскоростной торпеде, типа "Шквал". Для меня намного интереснее оказалась история создания торпеды, чем ее технические характеристики.
В 70-80-х годах ЦРУ подкинуло дезу Советам о том, что США испытывает новую торпеду с запредельной скоростью.
Нашим КБ было дано задание не отстать от супостатов. Через три года аппарат поступил на вооружение, а Америка до сих пор кусает локти – не может создать и близко.


Моя одноклассница работает в нотариальной конторе. Не так давно пришлось ей заверять перевод документов киприота для российского загса, где тот возжелал сочетаться браком с нашей соотечественницей. По окончании процедуры моя одноклассница-нотариус, как положено, зачитывает заверяемый документ вслух:
- Имя: Костас Хринопулос. Фамилия: Пуписдонис.
Будущая невеста в ужасе смотрит на своего красавца-избранника:
- Ка-а-акая у него фамилия?!
Как оказалось, бедняжка уже подписалась в загсе, что возьмет фамилию будущего мужа.
Написал crococodila


--------------------
Best regards,
Akaceya ...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 15.10.2019, 19:38
Сообщение #7


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3287
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Хороший юмор. С ним не сравнить то, что я вспомнил из рассказов одного сослуживца (может быть, это уже писал).

Русский в самолёте зовёт стюардессу: «Стюардресса!»

Русский за границей, уезжает из гостиницы, хочет, чтобы ему помогли вынести вещи, поэтому просит: «Позовите капельдинера». Это вместо «камердинера», который тут тоже не к месту
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 19.11.2019, 15:37