IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Активные темы за последние сутки
Новые сообщения с Вашего последнего посещения
Главная страница форума
Непридуманные были Второй мировой войны
Jurgen
сообщение 4.5.2009, 10:55
Сообщение #1


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 520
Регистрация: 4.2.2009
Из: Напротив своего дома
Пользователь №: 27



Смотрите также другие разделы музея посвященные Великой Отечественной войне:
День Победы (значки, символы, документы и т.д.)
Cоветские фильмы о Великой Отечественной войне
Достойная жизнь. БРИКМАН ЛЕОНИД МОИСЕЕВИЧ
-----------------------------------------------


Как Моше Даяну отказали в звании "Герой Советского Союза"

Цитата


http://sanson.hotmail.ru/Tchivo/MochED-Veller.html

М. Веллер

Как Моше Даян Киев Отвоевывал
или

ЛЕГЕНДА О МОШЕ ДАЯНЕ



Народ сам пишет биографии своих героев, ибо на­род лучше знает, какой герой ему потребен.

Биография героя - общественное достояние. Как все обществен­ные достояния, она подвержена удивительным мета­морфозам, а особенно, конечно,

в Советской России, которая и вся-то есть такая метаморфоза, что аж Со­здатель ее лишился речи и был разбит параличом при взгляде на дело рук своих.



Правда же проста и отрадна. Когда в мае шестьде­сят седьмого года победные израильские колонны гря­нули через Синай, взошла и в ночных ленинградских кухнях шестиконечная звезда одноглазого орла пусты­ни генерала Моше Даяна.

И люди узнали, что: Одноглазый орел (приятно ассоциировавшийся с ве­ликими Нельсоном и Кутузовым) не всегда был одно­глаз и даже не всегда был израильтянином, по причине отсутствия тогда на глобусе государства Израиль.

А ро­дился он в Палестине, территории британской коро­ны, и был соответственно подданным Великобритании. Профессиональный военный, кончал офицерское учи­лище,

а в тридцатые годы учился какое-то время в со­ветской Академии Генштаба, тогда это было вполне принято (происхождение, в родительской семье еще не забыли русский язык, - нормальная кандидатура для знакомства с военной доктриной восточного соседушки).

Сейчас трудно в точности утверждать, на каких языках он общался с Гудерианом и де Голлем, посе­щавшими означенную академию в то же время; инте­ресный там подобрался коллектив. По ним судя, учили там тогда неплохо.

Будучи здоровым парнем и грамотным офицером, в начале второй мировой войны Даян служил капитаном в коммандос. И с началом боевых действий естественно оказался на европейском материке. Сохранился сни­мок: боевой офицерюга сухощавой британской выправ­ки стоит, раздвинув ноги, на берегу Ла-Манша,

в поле­вом хаки, со «стеном» на плече и биноклем на шее. Пи­ратская повязка через глаз придает ему вид отпетого головореза. Ла-Манш, из любви к истории заметим, снят с английской стороны, потому что глаз Даяну вы­шибли в сороковом году немцы в Дюнкерке, боевое ра­нение, они там вообще всех англичан вышибли со страшной силой вон за пролив, мясорубка знаменитая.


По натуре рьяный вояка (дали оружие и власть дитю забитого народа!) и ненавидя немцев не только как анг­лийский солдат, вдобавок потерпевший от них личный урон, но еще и как еврей, Даян настоял остаться в дей­ствующих частях, но его часть уже находилась вместе с прочими в Англии и никак не действовала.

И он в не­терпении сучил ногами и бомбардировал начальство рапортами о диверсионной заброске на материк, в чем ему осторожные англичане предусмотрительно отказы­вали под предлогом холерического темперамента и ярко запоминающейся внешней приметы - одного глаза.

Ну, двадцать второго июня сорок первого немцы напали на Союз, Черчилль возвестил, что протягивает руку помощи даже Сатане, если в ад вторгся Гитлер, эскадрильи «харрикейнов» грузились на пароходы, и Даян навел орлиное око на Восток.



Срочно формиро­валась британская военная миссия в Москву. Даян подходил: фронтовой опыт, образование, знание стра­ны и языка. И осенью сорок первого года он вторично прибыл в Москву в качестве помощника британского военного атташе.



Цитата
Завязывается бой, и рядом с ним во всей этой каше и неразберихе как-то вдруг не оказы­вается никого живых, и бежать некуда:
сзади перепа­ханное сквозь простреливаемое пространство. А на не­го прет цепь автоматчиков.

Сдаваться в плен никак невозможно, еврею в плену ловить нечего, да и анг­лийская миссия, долг, честь обязывает.

А рядом сто­ит пулемет, вполне знакомой старинной американской системы «максим».

И поскольку делать ему все равно больше ничего не остается, он ложится за пулемет, и пулемет, слава Богу, работает, исправен.

И он вцепляется в пулемет и начинает садить по этим наступающим автоматчикам, благо стрелять его учили хорошо, а патроны пока есть.

И всех мыслей у него, чтоб пулемет не заело и патрон не перекосило, потому что ленту подавать некому.

А также чем это все кончится и когда кончится.

И сколько это продолжается, в бою сказать трудно.

Короче, когда туда подошли наши и выровняли край, оказалось, что весь тот пятачок держал он один со своим пулеметом, из которого пар бил, в лохмотьях английской шинели, рожа копченая оскалена и глаз черной тряпкой перевязан.

И куча трупов перед ним на поле.
Поглядел он уцелевшим глазом, вздохнул и отвалился











Camellia 'Moshe Dayan"
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Начать новую тему
Ответов (1 - 19)
Jurgen
сообщение 5.5.2009, 0:08
Сообщение #2


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 520
Регистрация: 4.2.2009
Из: Напротив своего дома
Пользователь №: 27



Цитата


http://inosmi.ru/stories/05/04/14/3445/235710.html

Цитата:

Рецензия на Absolute War:

Soviet Russia in the Second World War
Chris Bellamy
___________________________________________

Если чего и не найдешь в истории русского народа - так это примеров умеренности. Веками он демонстрировал способность к крайностям, заставляющую нас, жителей Запада замирать - порой от восторга, порой от ужаса.


Вторая мировая война стала апофеозом в обоих этих отношениях. С лета 1941 г. до высадки в Нормандии в 1944 г. британцы со стыдом осознавали, как мало их собственные вооруженные силы делают для разгрома нацизма.

Их охватило восхищение стойкостью и героизмом русских. И восхищаться было чем. Но возможно восторг британских рабочих немного поумерился бы, если бы им стало известно, что сталинскими солдатами двигала не только любовь к матушке России, но и осознание того, что, стоит им дрогнуть в бою, их ждет расстрел по приказу собственного командования (такая судьба постигла как минимум 200000 красноармейцев).

Те, кто попал в плен к немцам, становились оруэлловскими 'нелицами'.

В 1945 г. десятки тысяч военнопленных, выживших в нацистских лагерях, были расстреляны или отправлены в ГУЛАГ.
На Западе без всякой меры проявляется сочувствие к судьбе казаков, воевавших на стороне Гитлера и выданных британцами Сталину - на верную смерть - в 1945 г.

А теперь представьте себе, сколько русских военнопленных, сражавшихся за дело союзников, также было передано 'своим' на погибель.
Маршал Жуков - настоящее чудовище, как и большинство русских военачальников
- предлагал расстреливать еще и семьи сдавшихся в плен, чтобы укрепить стойкость солдат, но даже Москва сочла, что это уж слишком.

Когда маршал Рокоссовский, - Беллами считает его одним из лучших российских боевых генералов - угодивший в тюрьму в ходе сталинских чисток - был реабилитирован и назначен командующим армией,
ему пришлось вставить стальные зубы.
Его собственные были выбиты сталинскими палачами во время допросов; помимо этого, они молотком размозжили генералу пальцы на ногах.

Это лишь одно из бесчисленных свидетельств о том, какие реки крови проливались в СССР еще задолго до гитлеровской агрессии в 1941 г. Возможно, только такой зверский диктаторский режим, как сталинский, и народ, настолько приученный к жестокости, как русский, мог одолеть Гитлера.
И история этой борьбы - чтение отнюдь не для слабонервных.

Многое из того, что позднее писалось об этом в самой России, представляло собой мифотворчество в чистом виде.
В качестве примера Беллами приводит историю '28 панфиловцев' - памятник в честь их подвига в битве под Москвой в 1941 г. до сих пор стоит на окраине российской столицы.
По официальной версии 28 героев отстояли занимаемый рубеж в бою с превосходящими силами противника, уничтожив 18 танков и десятки немцев.
На самом деле, утверждает Беллами, эта история - полная ерунда. Еще в 1948 г. Москва выяснила, что один из 28 солдат, получивший звезду Героя Советского Союза, стал полицаем на оккупированной немцами территории. Однако государство слишком ценило возведенное им же гигантское здание политической пропаганды, чтобы позволить хоть чем-то его поколебать. Правда была надежно похоронена в архивах НКВД.

Вплоть до сегодняшнего дня почти все достоверные труды об участии России в войне создаются на Западе. Пионером таких исследований в Британии стал Джон Эриксон (John Erickson), опубликовавший в 1975 г. книгу о действиях Красной Армии в ходе этого конфликта.
Он получил необычайно широкий доступ к российским архивам и возможность побеседовать с дожившими до наших дней генералами.
Однако некоторые из нас, его коллег, всегда считали, что научная ценность трудов Эриксона снижается из-за чрезмерного доверия автора к российским источникам.
Так, в своей работе он отказался возложить ответственность за убийство более 4000 польских офицеров в Катыни на русских, хотя на Западе о том, что именно они виновны в этом преступлении, было известно с 1943 г.

Как-то в разговоре со мной он заметил, что средний красноармеец по своим боевым качествам был выше солдата вермахта; это полная чушь.
Русские превосходили противника числом; некоторые их военачальники отличались выдающимся полководческим дарованием.
На тактическом уровне хорошо себя зарекомендовала их артиллерия и разведка; они умело действовали в ночных боях.
Однако главной причиной их побед была почти безграничная готовность жертвовать людьми, которых бросали в бой, как пушечное мясо.
В 1941-42 гг. Красная армия зачастую теряла по 15000 солдат в сутки.
Таким образом, всего за неделю она могла понести такие же потери, как англо-канадские войска в ходе всей кампании 1944-45 гг. на северо-западе Европы.

Беллами в свое время был аспирантом у Эриксона.
Сейчас вышел в свет его новый нарративный труд по этому периоду, основанный на необычайно широком круге источников из московских архивов.
Работа Беллами намного превосходит труды его бывшего научного руководителя; пожалуй, она останется лучшим описанием событий на Восточном фронте как минимум до тех пор, пока президент Путин не отменит недавно введенные ограничения на допуск иностранцев в архивы.

Беллами не строит иллюзий относительно природы сталинского режима, и обладает скептическим складом ума, необходимым для анализа российской версии практически любых событий.
Наибольшее внимание он уделяет первым двум годам войны.
Событиям после триумфа под Сталинградом в начале 1943 г. посвящены лишь последние 130 страниц книги.
Такой подход представляется разумным.
О заключительном этапе войны в последние годы вышел ряд отличных работ - труд Энтони Бивора (Antony Beevor), например. Кроме того, после Сталинграда и победы под Курском в августе 1943 г. исход борьбы был фактически предрешен - гибель гитлеровской армии стала лишь вопросом времени.

В Советском Союзе о помощи, оказанной Западом в годы войны, говорилось крайне неохотно.
Сталина волновало прежде всего то, на что Америка и Британия отказывались пойти - открытие второго фронта на северо-западе Европы в 1942 или 1943 гг.
По подсчетам Беллами, англо-американские поставки в 1944 г. составляли до 5% ресурсов, имевшихся в распоряжении России, а в 1943-44 гг. - до 10%.
На случай, если вам эти цифры покажутся незначительными, он уточняет: возможно, без этой помощи Советский Союз вообще не смог бы уцелеть.

Автор привлекает впечатляющий массив источников.
Он прочел тысячи донесений НКВД - сталинского карательного органа.
В частности, отмечает Беллами, во время блокады Ленинграда, унесшей миллион жизней, 226 человек были арестованы за каннибализм.

В 1941-42 гг. командиров и простых солдат за неудачи на поле боя расстреливали массами. Автор описывает гротескные 'судебные процедуры', через которые им приходилось пройти, прежде чем оказаться перед расстрельной командой.
Все доказательства, естественно, были лживы от начала до конца, но советская система требовала, чтобы даже самая вопиющая несправедливость совершалась с соблюдением положенных формальностей. В книге хватает леденящих душу деталей. Так, во время блокады Ленинграда 11-летняя девочка записывала в школьной тетрадке даты смерти всех своих родных, закончив перечень лаконичной фразой: 'Осталась одна Таня'. Сама она тоже умерла годом позже. Пережить эту войну можно было лишь чудом.

По некоторым вопросам я не могу согласиться с автором. Отдавая должное выдающемуся самопожертвованию русских женщин на фронте, он пишет: 'Возможно, они оказывали на коллег-мужчин некоторое 'цивилизующее' влияние'.
Однако все российские ветераны, с которыми мне доводилось встречаться, напротив, с ужасом вспоминают о том, какой беспощадной сексуальной эксплуатации подвергались на фронте женщины - особенно со стороны старших офицеров.

Не хватает книге и общих размышлений.
Событийная канва происходившего описана мастерски, в ярких деталях, но автор мог бы к тому же попытаться разгадать главные загадки войны - прежде всего, почему русский народ сплотился вокруг своих неописуемо жестоких руководителей.

Сталинская ложь торжествовала до последнего дня войны - в большом и малом.
На знаменитом снимке, изображающем, как русский сержант водружает знамя над Рейхстагом в апреле 1945 г., на руке у солдата двое часов - каждый красноармеец в Германии старался обзавестись часами, отнимая их у немцев. Когда в Москве это заметили, 'лишние' часы на фотографии заретушировали.
Легенда о Великой Отечественной войне должна была оставаться незапятнанной - собственно, эту линию и сегодня продолжает Путин.

Беллами внес ценнейший вклад в изучение участия России во Второй мировой войне, и будущие историки несомненно у него в долгу.
Триумф сталинских армий действительно поражает, однако достигнут он был методами, которые не могут не заставить граждан западных демократических стран побледнеть от ужаса.

Без России союзники не смогли бы одержать победу. Но реальная история войны, которую она вела, превращает банальности насчет 'торжества свободы', на которые были так щедры английские и американские политики в 1945 г., в настоящее посмешище.


Сообщение отредактировал Jurgen - 5.5.2009, 0:10
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jurgen
сообщение 5.5.2009, 0:15
Сообщение #3


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 520
Регистрация: 4.2.2009
Из: Напротив своего дома
Пользователь №: 27



Это эхо прошедшей войны

http://www.suvorov.com/


т
Виктора Суворова-Резуна

http://www.suvorov.com/books/unpublished/a004.htm

Цитата

Представим на мгновенье, что серьезные историки правы, что Сталин действительно ничего против Гитлера не затевал и не планировал.

И наш сильный и гордый народ кроме дружбы с нацистами ни о чем другом не помышлял.

И у вождей наших было одно только стремление: не забыть бы фюрера с днем рождения поздравить. (Кстати, и поздравляли. И поздравления в газете "Правда" печатали.)

Да еще забота - встречать нацистских вождей почетным караулом и по высшему разряду.

Да пить шампанское с Риббентропом.

Да к Гитлеру в гости ездить.
Да жить бы нам по принципу: если Германия не нападет, то уж мы-то ее не тронем.
Пусть Гитлер кровь ведрами пьет.

Мы ему приятного аппетита пожелаем... И снабдим всем, чего ему не хватает для удержания Европы в железной узде.
Вот такое развитие событий было бы нашим национальным позором. Вот такого варианта всем надо стыдиться.

Был в нашей истории предельно грязный момент, - Гитлер крушил Европу, загонял миллионы в концлагеря, а наш добрый народ снабжал его не только нефтью, но и хлебом, хлопком, железной рудой, никелем, марганцам, хромом, медью, оловом, ванадием, молибденом, вольфрамом.



Сталин считал предстоящее нападение Советского Союза на Германию триумфальным финалом двадцатилетноей подготовки большевиков к завоеванию Европы

Без помощи Советского Союза победы Гитлера в Европе были бы невозможны.
Это заявил глава Советского правительства Молотов


К этому добавлю, что Советский Союз снабжал Гитлера даже тем стратегическим сырьем, которого сам не имел.

За дальними морями красные купцы скупал каучук как бы для себя...
Британия контролировала и те районы, и те пути, и никак Гитлеру без каучука не прожить.
И воевать не выходило.
Спасибо товарищу Сталину, - выручал... На много лет вперед обеспечил.


Сообщение отредактировал Jurgen - 5.5.2009, 0:17
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jurgen
сообщение 5.5.2009, 0:29
Сообщение #4


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 520
Регистрация: 4.2.2009
Из: Напротив своего дома
Пользователь №: 27



Как жена защищала (до последнего дыхания) своего мужа-инвалида
ВОВ

Автора песни "Бухенвальдский набат"


История
Цитата

Многие, и я в том числе, думали,что это стихи Евтушенко или Рождественского.
Объявляли "стихи неизвестного автора""

А сочинил этот стих
Александр Соболев

По следам
"БУХЕНВАЛЬДСКОГО НАБАТА"
М.Токарь, Алматы


...И было срамом и кошмаром
Там, где кремлевских звезд снопы,
Или Абрамом или Сарой
Явиться посреди толпы.

Стихотворение, из которого взяты эти строки называется "К евреям Советского
Союза" и написано оно в 1971 году. Конечно, представить себе, что оно было
тогда же напечатано, просто невозможно. Могу с уверенностью сказать, что его
вообще и до сих пор никто не читал.

Однако, у незаурядного, талантливого
поэта, написавшего эти строки, есть одно-единственное стихотворение,
известное буквально всем.
Это слова песни "Бухенвальдский набат".

Люди мира, на минуту встаньте,

Слушайте, слушайте:

Гудит со всех сторон.

Это раздается в Бухенвальде

Колокольный звон...

Это кажется невероятным, но за десятилетия жизни этой песни, облетевшей весь
мир, переведенной на множество языков, в Союзе при исполнении ее никогда (!)
не объявлялось имя автора стихов. Хотя автор, конечно, был, и звали
его *Александр
Соболев*.

Известный писатель Константин Федин дал тогда такую оценку словам этой
песни: "Я не знаю этого поэта, я не знаю других его произведений, но за один
"Бухенвальдский набат" я поставил бы ему памятник при жизни".

"Памятник" при жизни поэт получил, но совершенно в духе социализма.
Советская власть с каким-то садистским упоением уничтожала собственную
культуру. Сегодня мы знаем: убивали, как Бабеля, гноили в лагерях, как
Мандельштама, позорили, как Пастернака, изгоняли из страны, как Галича...
Несть им числа...

Поэта Александра Соболева просто замалчивали, нигде не печатали,
преследовали, не давая возможности донести свое творчество до читателей и
слушателей...

Он родился в 1915 году в одном из местечек Украины. Был младшим ребенком
малосостоятельной, но многодетной еврейской семьи. Слагать стихи начал очень
рано, примерно с семи лет, но это "баловство" в семье не поощрялось. Рано
оставшийся без матери, мальчик, после окончания школы был отправлен к
старшей сестре в Москву и определен в школу ФЗУ. Закончив ее, получил звание
слесаря и стал самостоятельно зарабатывать себе на хлеб.

Юноша, мечтавший о литературе, стал учиться в литобъединении, начал
печататься в заводской многотиражке. Затем работал в печати, писал, кое-что
печатал. Но наивная мечта молодости о справедливости и свободе не уживалась
в его сознании с реалиями кровавого коммунистического террора. За полвека
своего поэтического творчества он не посвятил Сталину ни строчки. Его
гипертрофированная честность не допускала никакого приспособленчества. А это
значит, что жизнь его с самого начала творческой деятельности была очень
нелегкой.

Пришла война и он ушел воевать. Был пулеметчиком стрелковой роты, то есть
воевал на передовой. Несколько ранений и две контузии - вот "трофеи",
принесенные с войны.

Инвалид Великой Отечественной,

Кровь твоя на траве, на песке, на снегу...

Нет, не только твое Отечество -

Вся планета, все человечество

Перед тобою в долгу, в неоплатном долгу.



Кто-то с фронта вернулся счастливый - целый!

Кто-то мертвый - бессмертный - в землю зарыт.

Ну, а ты возвратился, в общем и целом, ничего...

Так, не жив и не мертв - инвалид!

Пожизненная вторая группа инвалидности - это значит, что не разрешается
работать на штатной работе. А у него погибли все близкие. Его призывают на
трудовой фронт, отправляют слесарем на военный завод, дают койку в общежитии
и карточку на хлеб. Так началась его мирная жизнь.

Вскоре его назначают ответственным секретарем в заводскую многотиражку.
Здесь он себя показал не только хорошим журналистом, но и великолепным
сатириком. Газета начала борьбу с управлением завода против злоупотреблений,
против разнузданности, против использования руководителями своего положения
и тому подобное. В результате секретарь ЦК партии на заводе пригрозил
журналисту, чтоб "не лез не в свое дело".

И его уволили и отправили "на лечение в психбольницу". Четыре долгих года
мотался он по больницам и госпиталям...

Еще работая на заводе он женился на русской девушке-журналистке. Молодая
семья жила впроголодь, не имея постоянного заработка. Только любовь и
взаимопонимание давали им силу для дальнейшей жизни. Поэта не принимали
никуда на работу, нигде не печатали его стихов, всячески подчеркивая, что
еврею в журналистике делать нечего. Мало того, его русскую жену уволили из
Московского радиокомитета вместе с евреями-журналистами, а затем предложили
восстановить на работе, "если она разведется с этим евреем". Здесь хочу
вспомнить стихи, полные сарказма, А.Галича:

-Где теперь крикуны и печальники?

Отшумели и сгинули смолоду!

А молчальники вышли в начальники,

Потому что молчание - золото!

............................................

Промолчи, промолчи, промолчи.



Как инвалид он получил "квартиру" - убогую комнатенку без воды, отопления и
других удобств. Два журналиста, они влачили жалкое полуголодное
существование, а все то, что он писал в те годы, отправлялось "в стол".

В 1959 году Александр Соболев услышал о создании мемориального комплекса в
Бухенвальде. Его - еврея, фронтовика, поэта так потрясло это сообщение, что
он закрылся в комнате и через два часа прочитал жене слова, ставшие потом
песней. Ни одна газета не взялась их напечатать, никого они не
заинтересовали. Но в это время должен был состояться фестиваль молодежи в
Вене, и поэт рискнул послать стихи в комитет подготовки к фестивалю, а затем
отправил их композитору Вано Мурадели. Потрясенный композитор ответил такими
словами:"Пишу музыку и плачу,.. да таким словам и музыка не нужна! Я
постараюсь, чтобы было слышно каждое слово!!!"

Действительно, песня получилась "литая", в ней неразрывно едино совместились
слова и мелодия. А когда в Вене ее исполнил свердловский хор студентов, она
сразу стала известной и любимой во всем мире. Ее переводили на десятки
языков. Это полный триумф! Ее исполнял и хор им. Александрова, и
самодеятельные коллективы, детские ансамбли и выдающиеся певцы...

В 1963 году песня была выдвинута на Ленинскую премию...

Но - это трудно объяснить молодому человеку - не допустили до премии этого
безвестного поэта, не имеющего покровителей, да еще с неподходящей 5-ой
графой! Что двигало партийными деятелями, всячески замалчивающими творчество
Соболева? Что толкало на отрицание его творчества поэтов, критиков, деятелей
от литературы? Скорее всего, это была элементарная зависть, замешанная на
указании сверху, плюс торжествующий антисемитизм...

Но песня шагала по планете, песню пела вся страна, не задумывающаяся, почему
у песни только один автор - композитор.

Однажды ему позвонили ночью домой и пригрозили: "Мы тебя прозевали, но
голову поднять не дадим!" И не давали! Всю жизнь. До самой смерти.

Песню пел весь мир. Пел много лет.

Однажды в Москву приехал японский хор "Поющие голоса Японии". Поэт слушал их
концерт:

Я это надолго запомню:

Концертные два часа

В Москве звучат "Японии

Поющие голоса"...

И вдруг загудел над нами

"Бухенвальдский набат".

И снова безвинно сожженные

Строились к ряду ряд...

Слова, в России рожденные,

Японцы как клятву твердят.

Через двадцать лет после создания песни, в 1979 году газета "Культура и
жизнь" напечатала статью Игоря Шаферана, в которой были такие слова: "Это
песня - эпоха, и скажу без преувеличения - мир замер, услышав эту песню".

Да песня "Бухенвальдский набат" - был звездный час поэта Александра
Соболева. Но она стала и трагедией всей его жизни.

Он был очень разносторонним и талантливым человеком. Его песни, написанные с
Анатолием Новиковым, Борисом Терентьевым и другими композиторами стали
популярными и исполнялись лучшими коллективами. "Вечный огонь", "Голуби
мира", "Голос страны моей", "Роза на море" - вот далеко не полный перечень
песен, написанных на его стихи.

Сквозной темой его творчества стала война и борьба за мир.

...На бойне той я был солдатом

И с бойни той пришел назад.

Какую я тянул упряжку

Сквозь дождь и снег, и день и ночь!

Сказать, что это было тяжко -

Неправда: было мне невмочь.

Такого адского накала

Не смог бы выдержать металл.

Но чудо! Я не умирал,

И начиналось все сначала...

Именно во фронтовые годы осознал себя поэт гражданином и патриотом всей
планеты Земля. (Кстати, это тоже возмущало власть могущее партийное
руководство в его песне. Как, считали они, мог он обращаться к "людям всей
земли?" Ведь это, по их мнению, моральная эмиграция!).

Ведь только мы, народы, только мы,

За нашу Землю только мы в ответе.

В другом стихотворении:

...Не сатана, несущий зло вовек,

Не ценящий живое и в полушку,

А человек, подумать - человек! -

Свой дом, свою планету "взял на мушку".

Еще:

Отныне по земле шагает Бог -

Раскрепощенный человеком атом.

Что принесешь ты Миру, божество, -

Иль смерти мрак, иль жизни торжество?

Мог ли такой человек пропустить в своем творчестве трагедию Афганистана?

Одно из его стихотворений на эту тему буквально потрясает. Уже одно название
"кричит": "В село Светлогорье доставили гроб". (Такое сильное
противопоставление - "Светлогорье" и "гроб"). А затем картина прощания:

...И женщины плакали горько вокруг,

стонало мужское молчанье.

А мать оторвалась от гроба , и вдруг

Возвысилась как изваянье.

Всего лишь промолвила несколько слов:

- За них - и на гроб указала, -

призвать бы к ответу кремлевских отцов!!!

Так, люди? Я верно сказала?

Вы слышите, что я сказала?!

Толпа безответно молчала -

РАБЫ!!!

Да, рабы, выращенные и воспитанные партией, рабы страны-тюрьмы...

И рядом с этими высокогражданскими строчками огромное количество лирических
стихотворений, - теплых, нежных, трогательных.

Звоном с переливами

Занялся рассвет,

А меня счастливее

В целом мире нет.

Раненный, контуженный

Отставной солдат,

Я с моею суженой

Нищий, да богат...

Или:

Красные искры, желтые искры -

Праздник осенней метелицы.

Кружатся листья, падают листья,

Падают тихо и стелются.

Уже тогда, в 60-70-х годах он, прозорливый, как настоящий Поэт, обращает
внимание читателя на необходимость беречь Землю.

Земля наша - добрая мать,

Без нее - ни дышать и ни жить,

Землю нельзя просто топтать,

Землю надо любить.

Очень ярко выражался талант Ал.Соболева в сатире. Единственный журнал,
печатавший его произведения - это "Крокодил", редактор которого, Мануил
Григорьевич Семенов, впал в немилость из-за такой смелости. Большое
количество стихотворных фельетонов, острых и злых, создали славу журналу. А
поэт от "Крокодила" получил награду и даже была напечатана небольшая
книжечка фельетонов. Но большая часть его сатирических произведений
писалась, конечно, в стол. Судите сами, можно ли было напечатать такую,
например, эпиграмму на Суслова:

Ох, до чего же век твой долог,

Кремлевской банды идеолог -

Глава ее фактический,

Вампир коммунистический.

Русский поэт еврейского происхождения Ал.Соболев по-настоящему любил свою
Родину - Россию. И поэтому страдал ее страданиями.

Утонула в кровище,

Захлебнулась в винище,

Задохнулась от фальши и лжи...

Как ты терпишь, Россия,

Паденье свое и позор?!...

- " -

Кто же правит сегодня твоею судьбой?

- Беззаконие, зло и насилие!

Наследие Соболева есть и проза: роман "Ефим Сегал - контуженый сержант".
Произведение автобиографическое и поэтому особенно ценное. Идея романа
сводится к тому, что общество развитого социализма - явь тоталитарного
государства, а герой сражается с системой и терпит полное поражение. Как и
все другие произведения Соболева, роман увидел свет спустя много лет после
его смерти.

Затюканный, никому не нужный, лишний в этом обществе, так и не увидев
напечатанными свои произведения ушел из жизни опальный поэт...

Ни в одной газете не напечатали о нем ни строчки.

Ни один "деятель" от литературы не пришел проститься с ним.

Просто о нем никто не вспомнил.

В 90-х годах, уже в преклонном возрасте, верная, преданная и любящая вдова
его - Татьяна Соболева - начала длительную, изматывающую борьбу с властями,
"собратьями по перу", издателями за восстановление честного имени поэта,
отдавшего Родине здоровье, силы, молодость и ничем никогда не запятнавшего
себя. Рассказ о ее "хождении по мукам" - это история отдельная. Поэтому
отметим только факты.

С помощью ЕКА (Еврейская Культурная Ассоциация) небольшим тиражом был издан
сборник его стихов (еще им самим подготовленный к печати) "Бухенвальдский
набат".

Были изданы 2 диска с его патриотическими песнями. И среди них "Навечно с
живыми":

От старших и до новых поколений

Внимай, внимай народ родной земли,

Мы не погибли на полях сражений:

На марше ураганных наступлений

С Победой мы в бессмертие вошли...

Чтобы издать роман "Ефим Сегал" за свой счет в 1999 году (тиражом "аж 1000
экземпляров") вдове пришлось ни больше, ни меньше - продать свою
трехкомнатную квартиру.

В 2006 году вышла ее книга (не забывайте - она же журналист) "В опале
честный иудей"... (тираж 500 экземпляров), сердечный памятник другу и мужу.
Она закончила ее писать в 2005 году. Ей было 82 года.

Увы, пятого "достижения" не было. Она просила установить на Поклонной горе в
Москве, на Мемориале плиту со словами "Бухенвальдского набата"; четырежды
обращалась в приемную Президента России Путина, ей отказали.

В своей книге она расставила все согласно табели о рангах: назвала фамилии
тех, кто хоть как-то помогал ее мужу и не забыла его гонителей. Вот
"эпилог":

"Я писала эту книгу искренно, честно. С болью и горечью. С надеждой быть
услышанной. Чистосердечные дары принято сопровождать цветами. Вот я и
предлагаю для обозрения самосостоявшийся букет: "Ату его, жида, ату!"
Смотрится?

*Запомним это имя - Александр Соболев - еврей, солдат-фронтовик, инвалид
ВОВ, поэт, писатель, человек...*

*Если не мы - то кто же?*


Сообщение отредактировал Николай Петрович - 21.6.2019, 21:53
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
vicjuk
сообщение 5.5.2009, 10:54
Сообщение #5


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 2739
Регистрация: 8.12.2008
Из: Москва
Пользователь №: 9



Спасти от Освенцима. Подвиг политрука Киселева Документальный фильм 05.05.09
Россия, 5 мая, вторник, 08:55-09:50

В фильме рассказывается о малоизвестном факте - подвиге Николая Киселева, совершенном во время Великой Отечественной войны. (6 декабря 2008 г. - 95-летие со дня его рождения). Николай Киселев - командир Красной Армии, бежавший из плена и оказавшийся в 1941 году на оккупированной территории, по приказу белорусского партизанского командования вывел за линию фронта 218 жителей еврейского местечка Долгиново. Он спас им жизнь, совершив в тяжелейших условиях переход по тылам немецко-фашистских войск на расстояние свыше полутора тысяч километров. Создателям фильма удалось раскрыть обстоятельства этого героического рейда, не имеющего аналогов в отечественной и мировой военной истории. Реальные участники событий, оставшиеся живыми, являются героями документальной кинокартины. В настоящее время они проживают в разных странах. Николая Киселева уже нет в живых, но те, кому он спас жизнь, до сих пор, вспоминая этого человека, сравнивают его с Моисеем. Государство Израиль высоко оценило подвиг русского партизана. Николаю Киселеву присвоено звание Праведника народов мира. Его имя занесено на стену Почета в Саду Праведников на территории мемориала Яд Ва-шем в Иерусалиме.

Я смотрела - почти плакала

Фильм можно посмотреть здесь , зарегистрировавшись.

Сообщение отредактировал vicjuk - 5.5.2009, 11:12
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jurgen
сообщение 7.5.2009, 12:34
Сообщение #6


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 520
Регистрация: 4.2.2009
Из: Напротив своего дома
Пользователь №: 27



Цитата
Наградили их потом
Кто живые-тех медалями
Ну, а мёртвых тех крестом






Истребитель ЯК 9



http://vif2ne.ru/nvi/forum/files/Genius/(0...NNAYA_SLAVA.doc

ЗАСЕКРЕЧЕННАЯ СЛАВА

На снимке
Ивану Фёдорову 92 года

"Мне не пришлось загнуться.
И я довоевал"



Об этом человеке я услышал еще в 50-е годы в авиационном полку, куда мы, молодые лейтенанты, прибыли для продолжения службы.

Старые летчики-фронтовики рассказывали, что помимо прославленных героев Второй мировой войны Александра Покрышкина и Ивана Кожедуба, сбивших, как известно, наибольшее количество самолетов противника, есть и другой ас Иван Федоров, па счету которого более сотни таких побед. Но об этом официальная пресса молчала по каким-то особым причинам

О том, что это не миф, поведал наш командир эскадрильи майор Н. Мусатов, прошедший всю войну «от звонка до звонка»:


— Встретились мы в 1944 году на аэродроме, на Калининском фронте...
Здоровяк-крепыш, высокого роста, улыбчивый. Командовал авиадивизией в 3-й воздушной армии, любил летать на «свободную охоту», и летчики у него были под стать ему.
На наш недоуменный вопрос, почему о нем ничего не известно, бывалый комэска, загадочно усмехаясь, сказал:
— Говорят, у него были большие «нелады» с НКВД и КГБ. Они держали славу Федорова в секрете. Власть у них была безграничная.


АВИАЦИОННЫЙ МАРИНЕСКО?

Имя летчика-фронтовика Ивана Ев-графовича Федорова в авиационной литературе встречается довольно часто, но крайне скупо. В авиационной энциклопедии (научное издание 1994 года) о нем написано: «Летчик-испытатель, полковник, Герой Советского Союза (1948).


Окончил Ворошиловградскую военную школу пилотов (1932), Липецкие высшие курсы усовершенствования командиров полков-бригад (1939). курсы летчиков-испытателей МАП (1949). Служил в частях ВВС в различных должностях.

Участвовал в войне в Испании, в боях на р. Халхин-Гол, в советско-финской и Великой Отечественной войнах. В 1942—1944 годах — ком. авиадивизии.

Уничтожил лично 49 и в группе 47 самолетов противника. Работал летчиком-испытателем в авиационной промышленности (1945—1954 гг.). В ОКБ С.А.Лавочкина выполнял первые вылеты и проводил испытания опытных реактивных самолетов: Ла-150М, Ла-152, Ла-154, Ла-156, Ла-160, Ла-15, Ла-176.
Одним из первых в стране (28 декабря 1948 года) на самолете Ла-176 достиг скорости полета, равной скорости звуКа. Летал на 297 типах самолетов.

Награжден орденом Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, шестью орденами Отечественной войны 1-й степени, орденами Отечественной войны 2-й степени. Красной Звезды, медалями».

Как летчик-профессионал, я обратил внимание на странный боевой счет Федорова (49 лично и 47 в паре),
и сразу возникли недоуменные вопросы: если Звезду Героя вручали за 12 — 16 сбитых самолетов противника, то Федоров элементарно уже был достоин двух, а то и всех трех золотых звезд.

Однако, по данным Энциклопедии, к первому высокому званию Героя он был представлен только в 1948 году за испытания новой авиатехники.

Что это за такой странный летчик, который умел драться в воздухе, но не умел получать награды?


Поскольку Федоров большей частью испытывал самолеты КБ С. А. Лавочкина, я позвонил на «фирму» и попросил сообщить телефон или адрес Федорова. Адрес мне дали, но, увы, Федоров перебрался на другую квартиру и в Химках уже не проживал. Пришлось обратитья в Главное Управление кадров России.


Через несколько дней мне позвонили и сказали, что я могу ознакомиться с личным делом И. Е. Федорова и даже разрешили снять с него копию. Здесь было все: биографические данные, анкеты, назначения на различные должности вплоть до увольнения в запас в 1954 году, места службы, наименования частей, номера приказов, даты нграждения орденами и медалями.

Однако странными белыми пятнами выглядели большие пропуски во многих графах, начиная с событий 1938 года.

Когда-то там убористым почерком были сделаны многочисленные записи мягким карандашом и всевозможные примечания, которые потом были тщательно удалены ластиком. Остались лишь пометки, сделанные черной тушью.

Что это были за записи, кем сделанные и для кого?
Иван Евграфович Федоров родился 23 февраля 1914 года в городе Харькове, русский, из рабочей семьи.

В ряды РККА был призван 21 февраля 1932 г. военкоматом города Луганска (Ворошиловград), где работал слесарем-инструментальщиком, затем машинистом маневрового паровоза паровозостроительного завода им. Октябрьской революции.


Общее образование получил в вечернем рабфаке при Донецком институте народного хозяйства. В феврале 1932 года он поступил во 2-ю авиашколу военных пилотов.

Судя по документам, Федоров оказался на редкость способным курсантом, ибо двухгодичный курс летной подготовки закончил всего за семь месяцев, получил звание пилота, награжден ценным подарком и денежной премией наркома обороны К. Е. Ворошилова.

Вскоре в должности младшего летчика он был назначен в 35-ю авиаэскадрилью 56-й авиабригады Киевского
особого Военного округа, в город Житомир. Видимо, летал хорошо, ибо. перескочив через очередную должность. очень быстро стал командиром звена (1935 г.).

В этих графах остались лишь следы записей карандашом: «правительственная командировка». Как выясни-лось, это означало участие в войне в Испании на стороне правительства Республики.


В личном деле Ивана Евграфовича был домашний адрес и телефон. Остальное, как говорится, дело техники. И вот я в гостях у Федорова. Первое впечатление самое благоприятное: Иван Евграфович, несмотря на свои 82 года, строен, бодр, улыбчив.

На нем хорошо сшитый костюм с большой «обоймой» орденских колодок. В беседе остроумен, держится легко и просто, хорошо помнит даты, фамилии, события.

Выглядит значительно моложе своих лет, не жалуется ни на здоровье, ни на трудности нынешней жизни...
Беседу мы начали с самой первой войны в его жизни — испанской.
— В Испании я принял боевое крещение как летчик-истребитель, — начал он.


На всех советских добровольцев оформлялись документы с «военными псевдонимами». Я стал «капитаном Жаном», Петр Пумпур — «полковником Хулио»,
Павел Рычагов — по испанскому паспорту стал Пабло Паланкаром, Михаил Якушин — Карлосом Костехоном, комбриг Яков Смушкевич — «генералом Дугласом»...


Секретный маршрут доставки советских летчиков в Испанию был многоступенчатым: пароходом до французского порта Брест, затем на самолете с испанским экипажем в Барселону, а оттуда после короткого отдыха на военный аэродром Лос-Алькасарес.

Здесь, а также в окрестностях Мадрида на аэродромах Камисто и Алькалья-ле-Энарсс форми-ровались две «эскадрияс де моска» из 30 самолетов
И-16.

Еще одна «эскадрияс» базировалась в Альбасте, и там же разместился штаб республиканской «Красной авиации» во главе с командующим ВВС Игнасио Идальго де Сиене-росом.


— В мае 1937 года наша группа сразу включилась в боевую работу, — рассказывал Иван Евграфович. — Я летал на И-16 — «ишачке», который испанцы называли «моска». Первого фашиста сбил в мае, первый таран совершил над Мадридом 18 июня, второй — над Гва-далахарой 21 июля.

Дотянул до своего аэродрома, но при посадке левая нога шасси сложилась и самолет скапотировал...

В июле было 25 боевых вылетов. Я лучше передам вам свой хронометраж событий того времени.


Действительно, записи прелюбопытнейшие. Сделанные каллиграфическим, четким почерком, читаются без труда. В примечании говорилось, что нет данных о вылетах за май 1937 года и за январь 1938 года.


В одном из вылетов (09.07.37 г.) Федоров вернулся с 96 пробоинами. Только в крыльях насчитали 40. Затем был подбит своей зенитной артиллерией.

Приземлился на линии фронта вблизи позиций франкистов. Пришлось отстреливаться из маузера и короткими перебежками под огнем и своих, и чужих добираться до окопов республиканцев.

Война постепенно становилась все ожесточеннее. Франкисты стали получать от Муссолини новенькие «фиаты», а от Гитлера эскадрилью асов «Кондор», «мессершмитты» и другое вооружение.

Советских летчиков, хотя и «засекретили», но весь мир знал, что СССР оказывает испанскому правительству большую военную помощь...

В советском посольстве в Мадриде Долорес Ибаррури, благодарив Советский Союз за помощь,
предложила платить русским летчикам за каждый сбитый самолет так же, как и другим летчикам-интернационалистам.

Федоров попросил слова и сказал от имени советских пилотов, что они воюют в Испании не за деньги, а за идею, против фашизма.

Вскоре над Мадридом фашистский самолет сбросил на парашюте ящик. В нем был изрубленный на куски труп русского летчика В. М. Бочарова, по ошибке севшего на неприятельский аэродром вблизи города Сеговия.

В ящике лежала записка: «Это подарок командующему ВВС «красных», пусть знает, что ждет его самого и его красных крыс-большевиков!» Этого пленного летчика возили по улицам для разжигания ненависти к СССР, а затем убили...

Фашистская бомбардировочная авиация совершала массированные налеты на Мадрид, производившие большие разрушения, пока советские летчики на своих «чако» (И-15) и «моска» (И-16) не нанесли ей значительный урон.


В одном из боев ими было сбито сразу 9 «юнкерсов», о чем. с восторгом писали республиканские газеты.
Боевая подготовка советских летчиков превосходила подготовку франкистов, и, по оценкам специалистов, к концу войны на каждый сбитый советский самолет приходилось по пять франкистских.


Когда война в Испании закончилась, летчики-истребители Анатолий Серов, Михаил Якушин, Николай Остряков и еще несколько человек по возвращении в СССР были представлены к званию Героя Советского Союза. Был представлен к награде и Федоров. Но героем он не стал...


В Москве во время банкета, на котором присутствовало 162 человека (летчики, пехотинцы, артиллеристы и моряки), в основном молодые командиры, по какому-то незначительному поводу возникла драка.

Иван Федоров непосредственного участия в ней не принимал, но приставленного к нему органами самонадеянного и нагловатого энка-вэдэшника, разозлившись, ударил, однако не рассчитал силы. На второй день тот, не приходя в сознание, скончался...


После этого печального события Федорова и еще несколько пилотов вызвал начальник Главного штаба авиации генерал-лейтенант Я.Смушкевич, невероятно разгневанный: «Воевали геройски и все насмарку!».

Обложил матом и сказал, что по ходатайству НКВД представление на звание Героя Советского Союза на Федорова возвращено. Оставшись с ним наедине, предупредил, что НКВД завело на него особую папку.

ЧТО ПРОИЗОШЛО В ГЕРМАНИИ

В 1941 году по инициативе немецкого министра иностранных дел Риббентропа был произведен на паритетных началах обмен военными летчиками-испытателями.


Вот что рассказал об этой необычной командировке Иван Евграфович:


— Перед Великой Отечественной войной несколько немецких военных летчиков более трех месяцев изучали и затем облетывали наши самолеты, главным образом истребители. Надо отметить, что истребитель И-16 оказался для них крепким орешком.

Наш визит был ответным. В Германию поехали четверо: Стефановский, Супрун, Викторов и я.

Прибыли в Берлин весной 1941 года и испытали все, что нам было предложено немецкой стороной:

самолеты Мессершмитга, Хейнкеля, Юнкерса, Дорнье.

На прощальном банкете Адольф Гитлер вручил нам награды. Я получил железный крест...

За банкетным столом я сидел почти рядом с Гитлером и пару раз попытался с ним заговорить.
Но не тут-то было! Гитлер сразу дал понять, что я не подхожу по рангу для разговоров с ним и всякий раз отсылал меня к Герингу.

Федорова не покидала уверенность, что немцы были отлично осведомлены, что он воевал против их «Кондора» в Испании и что Гитлер готовит войну против СССР.


Вскоре все вернулись в Москву. Написали подробный отчет о командировке. Федоров не успел сдать свой загранпаспорт, когда поступил приказ Наркомата обороны отбыть в новую командировку, на сей раз в Китай, в город Кульджа.

Там при содействии СССР был построен авиазавод по сборке самолетов И-15 и И-16.

Вместе с ним поехал летчик-испытатель Тарас Викторов.

Наши специалисты работали в трудных условиях.

Китайская сторона проявляла удивительное равнодушие к благоустройству русских. Не хватало питания, в рационе совсем не было мяса. Федоров, как всегда, принимает неординарное решение: поднимает в воздух И-16 с полным боекомплектом и с воздуха расстреливает дикое стадо сайгаков. Кормились их мясом, похожим на баранье.


Слух о том, как русские решили продовольственную проблему, быстро распространился среди китайцев и дошел даже до Мао Цзэдуна. Китайский лидер несколько раз приезжал на испытания.
ВОЙНА...


После Китая Федоров вернулся на завод № 21 в Горьком, где продолжил работу летчиком-испытателем.
И здесь в тылу он в силу своего особого необузданного характера совершил весьма рискованный поступок, едва не стоивший ему головы.


Слегка иронизируя, Иван Евграфович так рассказал об этом:
— В июне 1942 года сознательно пошел на нарушение в расчете, что меня наконец направят на фронт, так как, сколько ни просился, меня не пускали.


На опытной машине ЛаГГ-3 сделал три «мертвых петли» под мост над Окой, то есть, вылетая из-под моста, делаю петлю и вновь под мост. Вижу, по мне открыла огонь охрана, видимо, решив, что могу мост разрушить.

Сначала хотел было вернуться и сесть, уже выпустил шасси. В последний момент передумал: был уверен, что отлетался. Убираю шасси, делаю вдоль полосы на малой высоте замедленную бочку и по радио передаю: «Ждите по окончании войны при условии, если уцелею!»

Подлетаю к Клину. Там был аэродром третьей воздушной армии. Шарю по воздуху глазами, чтобы не атаковали ненароком. Несколько минут кряду выделывал фигуры высшего пилотажа, «порезвился», чтобы привлечь внимание высокого начальства. И действительно, привлек самого Михаила Михайловича Громова.


Когда я сел, зарулил и выключил двигатель, увидел, что ко мне едут легковые машины.
Первым вышел М. М. Громов из американского «кадиллака» (подарок президента США после перелета через
Северный полюс в Америку), за ним его заместители. Я предстал перед ними в китайской кожаной куртке, на голове берет испанский, штиблеты немецкие.


Волнуюсь, конечно... Обратился к Громову со словами: «Товарищ командующий, разрешите доложить...» И далее объяснил, как умел, свой перелет. Громов с интересом меня разглядывает. Помолчал. Затем пригласил в машину со словами: «Ну-тис, будем разбираться, посты ВНОС уже о вас сообщили...»


Я подтвердил, что у Вознесенска зенитки открыли по мне огонь, но не попали, а у Ногинска пара Миг-3 атаковала, но нерешительно, «по-школьному», я от них без труда ушел... Благодаря М. М. Громову я остался у него в третьей воздушной армии и стал воевать на Калининском фронте...

Скоро Ивану Федорову удалось доказать Громову, что он отличный летчик: поднявшись в воздух на опытном ЛаГГ-3, сбил пару «юнкерсов», причем весь экипаж, спустившийся на парашютах, был взят в плен.

За полтора месяца Федоров сбил 18 самолетов противника! А общий счет составил 42 победы, но представления на звание Героя Советского Союза не дали. Вместо этого шесть орденов Отечественной войны. Согласно личному делу его летная карьера резко пошла в гору.

Приказом Главкома от 23 октября 1942 года он был назначен командиром полка, в апреле 1943 года — командиром 273-й авиадивизии, а затем старшим инспектором-летчиком управления третьей воздушной армии М. М. Громова.


Даже в должности командира авиадивизии он был «летающим начальником», что не так часто случалось на фронте. Учеников у него было достаточно, из них четверо стали Героями Советского Союза...


ЛЕТЧИКИ ШТРАФНИКИ

В личном деле Ивана Евграфовича
в графе «Прохождение службы в Вооруженных силах» записано, что он был командиром группы штрафников, сформированной из летчиков, прови-нившихся по разным причинам во время войны.
Рассказывает Иван Евграфович:

— Это была первая и последняя группа «летчиков-сорви-голов», просуществовавшая на фронте несколько месяцев. Шестьдесят четыре проштрафившихся летчика, осужденных трибуналом, должны были кровью искупить свою вину в воздушных боях, то есть воевать до первого ранения...


Когда пришел секретный приказ Сталина о создании группы летчиков-штрафников, Громов вызвал ряд известных летчиков и предложил им принять командование. Все отказались, сказав: «Если прикажете — исполним, а так ни за что! Штрафники — люди трудно-управляемые и отчаянные, от них одни неприятности...»


Тогда я встал и говорю: «Михаил Михайлович, разрешите мне...» Так я стал 5командиром группы летчиков-штрафников, вошедших в третью воздушную армию... Их «засекретили», как и меня, грешного.
Летчиков-штрафников одели как простых красноармейцев и присвоили всем без исключения звание «рядовой». Полномочия мне дали большие: за малейшую попытку неповиновения расстреливать на месте.

Я, слава Богу, этим правом не воспользовался ни разу.
Удалось разыскать бывшего летчика-штрафника из 157-го ИАП Героя Советского Союза Решетова.

Его боевой счет — 32 сбитых самолета, и, как он говорил, еще столько же не засчитано. Иногда после посадки крылья его машины были, как решето от пробоин, а сам летчик почему-то без единой царапины! Для «прощения Родины», штрафнику необходимо было получить ранение. Так и продолжал летать...

В штрафники Решетов угодил за то, что после воздушного боя расстрелял в воздухе своего ведомого, трижды бросавшего его (квалифицировалось трибуналом как «самосуд»).
Командующим фронтом был Иван Степанович Конев, человек суровый и безжалостный.


Он поставил перед Громовым задачу прикрыть с воздуха истребителями участок фронта в виде выступа, или «аппендикса» километров в восемнадцать.
Иван Евграфович рассказывает:


— Составили очередность и стали летать «шестерками», барражируя над этим чертовым «аппендиксом». А была облачность...
Неожиданно Федорову позвонил Громов и спросил, кто из его групны летал в 9 часов утра? После четкого ответа Громов сообщил, что Конев приказал расстрелять всю «шестерку», так как наши войска не были «прикрыты» с воздуха. Федоров возмутился таким приказом.

Он был уверен, что его летчики не виноваты. Скоро на аэродром приехал Иван Степанович Конев на трофейном «оппель-адмирале».

Кроме него в машине еще какой-то подполковник. Конев злой, настроенный на скорую расправу, обрушился на Федорова с обвинениями и уже приказал выделить взвод автоматчиков для расстрела.

Уже были вырыты могилы. Ритуал такой казни хорошо отработан СМЕРШем.

Отгремят очереди, расстрелянных забросают землей, потом по этому месту пройдет строй.
Но ритуал на сей раз не состоялся. Федоров, сохраняя хладнокровие, сумел-таки убедить Конева в том, что летчики прикрывали район в расчетное время, но их с земли или из блиндажа за облаками могли не увидеть. Маршал смягчился, успокоился и сказал-. «В пер-вый раз отменяю свое приказание!»


— Расстрелов на фронте было много, — рассказывал Федоров, — об этом не писали, не принято было...

Я, например, видел, как Булганин на фронтовой дороге приказал расстрелять 11 человек во главе с подполковником только за то. что их полуторка завязла в грязи, види-мо, посчитав, что это сделано умышленно. Война — вещь жестокая и безжалостная... Мои штрафники за все время боев в воздухе сбили около 400 самолетов, не считая сожженных на земле, но эти победы им не засчитывали.

Приходилось делать по нескольку боевых вылетов в день, — вспоминал он. — Потерял четырех ведомых. Я получил ранения в руку и ногу при таране, к счастью, довольно легкие. Получил ранение и в лицо — покрепче, осколок изуродовал нос. Выковыривал его сам перед зеркалом. Больно было — терпел.
Когда Калинин вручал очередную награду в Кремле, спросил: «Вопросы есть?» Я говорю ему: «Михаил Иванович, хорошо бы до того, как родители меня увидят, нос в порядок привести...» Оперировали в Кремлевской больнице. Нос
стал похожим на картошку. Раньше был лучше...


Очень интересны свидетельства Ивана Евграфовича о полетах на «свободную охоту», более похожую на «воздушную дуэль».

Это совершенно особый вид воздушного боя, который придумали немецкие асы, обладавшие прекрасной выучкой, опытом и отличной техникой пилотирования. Они появлялись над нашими аэродромами и сбрасывали вымпел с запиской, что один самолет может подняться в воздух для «честного поединка»... И подпись.


Об «ассах-дуэлянтах» история Великой Отечественной также умалчивает, а они были... Например, немецкий ас Рудольф Мюллер, советский ас Евгений Савицкий также совершил несколько полетов на «дуэль» под Ростовом. Борис Веселовский, А. И. Покрышкин и многие другие летчики летали на «свободную охоту» за линию фронта.
Однажды на Калининском фронте появился такой немецкий ас. Дважды он вызывал на «воздушную дуэль» наших летчиков и дважды ему удавалось одерживать победу. Об этом Иван Федоров узнал, когда оказался на аэродроме Злобино.

— Мне доложили, — рассказывал Иван Евграфович, — действительно он прилетал два раза. Вскоре немецкий ас появился с вызовом в третий раз, на «Фокке-Вульф-190». У нас уже был готов самолет, и вызов я принял. Бой был короткий, всего несколько минут. Ас оказался не очень опытным. От моей очереди у него отвалилось крыло, но он успел выпрыгнуть на парашюте. Жаль, фамилию его не запомнил...


ВОЙНА ПРОДОЛЖАЕТСЯ
Тяжелейшая в истории человечества война продолжалась. Победа ковалась ценой пота, крови и жизней миллионов... Многим летчикам не суждено было дожить до Дня Победы.
Ивану Федорову кроме Калининского фронта (с июля 1942 г. по апрель 1943) пришлось воевать на Центральном фронте (апрель 1943 — июнь 1944 гг.). на 3-м Прибалтийском (июнь — ноябрь 1944 г.) и на 2-м Белорусском (ноябрь 1944 — май 1945 гг.).


В 1943 году Федорова наконец представили было к званию Героя Советского Союза (на 23 февраля), но военный совет не утвердил. Более того, по приказу ему пришлось сдать дела 213-й авиадивизии и занять место заместителя командира Краснознаменной 2б9-й авиадивизии 4-й воздушной армии.
Как он говорил, это было сделано по его просьбе. Стал замом, чтобы иметь возможность больше летать. Федоров сформировал девятку отличных летчиков, в которую вошли Андрей Боровых, Василий Зудилов, Иван Баранов, Василий Зайцев, Григорий Онуф-риенко... — впоследствии все стали Героями Советского Союза, а Зайцев и Боровых — дважды. «Девяткой» стали летать за линию фронта на свободную охоту


— Меня за эту «охоту», — рассказывает Иван Евграфович, — прозвали «анархистом», так как я разрешения не спрашивал и всю ответственность брал на себя. Благодаря разведке мы хорошо знали расположение немецких аэродромов. Решили летать ближе к вечеру. Прилета-ем. Я с высоты 20 метров бросаю вымпел (банку из-под тушенки с шестерней и куском белой материи). В банке записка по-немецки: «Вызываем на бой по числу прилетевших. Не вздумайте шутить. Если запустите хоть на один двигатель больше — сожжем на земле».


Немцы большей частью условия принимали. Вижу, первый «мессер>>, второй взлетел, кричу по рации: «Гриша, твой пошел! — «Есть мой!» — отвечает. Немец шасси убрал — наш уже рядом. Набрали высоту' 2500 м. разошлись — и бой начинается.


Первого собьешь и сразу бросаешься помогать другой паре. Так же дейст-
вовали и другие. В этом сказывалось преимущество боя девяткой...
Сбил я 21 немецкий самолет, другие по 10 и более, на земле уничтожили около трех десятков. Однако нам удалось сделать только 16 вылетов, затем на такие полеты пришел запрет.


Один воздушный бой запомнился Ивану Евграфовичу особенно ярко. В июне 1944 года в результате допроса пленного немецкого летчика стало известно, что вблизи фронта появилась группа асов «Мельдерс» из 29 пилотов, которой командовал полковник Берг. На фюзеляжах их машин были нарисованы тузы, короли, валеты — целая колода карт. Самолет самого Берга был разукрашен трехглавым драконом.

Говорили, что на его счету 127 побед.
Федорову, в паре с Боровых с трудом удалось сбить полковника вместе с ведомым. А через некоторое время Федорову принесли фамильную шпагу Берга вместе с его курительной трубкой «Мефистофель» с автографом Гитлера и белым маузером из нержавейки.

Иван Евграфович не раз таранил самолеты противника. Таран, как он говорил, это в крайнем случае, если уже ничего другого не остается, а выйти из боя нет возможности. После редко удавалось посадить самолет на аэродром, приходилось прибегать к парашюту...


— Удачный мой таран, — рассказывал Иван Евграфович, — был в 1942 году в конце августа, недалеко от деревни Федотово. Летели вдоль железной дороги в паре со штрафником. Смотрю, противоположным курсом «юнкерсы». Насчитал 31 бомбардировщик. Их сопровождают и прикрывают 18 «мессеров». Едва начал строить маневр для атаки, ведомый, фамилии не помню, пошел вниз и меня бросил. На душе стало скверно.


Я передаю по рации: «Уходить не буду принимаю бой!» Бросился в самую гущу строя бомбардировщиков. С близкой дистанции подряд сбил пять «юнкерсов» и одного таранил... Вернулся живой, хотя и с ранением в ногу (мой самолет стал разваливаться еще в воздухе). Я хоть и не был штрафником, а только их командиром, но некоторое время сплетя обнаружил, что начальник штаба Волков мне эти победы не записал. Слава Богу, живой остался...»

ИСТОРИЯ ПИШЕТСЯ БЕЗ ЧЕРНОВИКОВ

Иван Евграфович хорошо помнит этот бой под Принцлау в 1944 году. Тогда он в паре с младшим лейтенантом Савельевым один за другим сбили 9 самолетов.

— Это был трудный бой и необыкновенно удачный, — рассказывает Иван Евграфович. У меня уже к тому времени общий счет перевалил за сто. Прикрывали группу штурмовиков. С земли передают: «Маленькие», следите за воздухом!
Я, конечно, их приободрил, что-де не беспокойтесь, никто их не тронет, пока мы их прикрываем, — глядь, а из-за облаков вываливаются «мессера»: пара, две, шесть, десять!


Немцы, видимо, выполняя команду командира группы образовали для атаки штурмовиков в плотном строю круг Я успел передать Савельеву, чтобы набрал высоту над «мессерами», а сам, быстро сблизившись, влетел внутрь этого круга. Самолет даже тряхнуло в струе от их винтов. Немцы не успели обстрелять, а с этой позиции сбить много труднее. Савельев сверху очередью одного поджег. «Мессеры» открыли по нему огонь. Я знал по опыту: кто стреляет, кроме цели ничего не видит. И я внутри на вираже сразу сбил троих, на третьем вираже — двоих. Потом ушел вверх и оттуда, пикируя раз за разом, сбил еще четверых...

Затем, разогнав самолет до предела, пошел к земле, почти касаясь верхушек деревьев. Верчу головой, а ведомый Савельев сверху прижимается ко мне: «Молодчина!» — кричу ему по рации.

Этот бой никогда не забуду. За всю войну такой маневр удавался лишь немногим асам.
К концу войны господство в воздухе перешло к советской авиации, возрос и боевой опыт летчиков При взятии и штурме Берлина Федоров прикрывал действия штурмовиков, которых звали «горбатыми» (на своем «горбу» всю войну вынесли). Вскоре после победы пришел приказ Сталина: «Всех летчиков-испытателей вернуть на свои места», и Федоров поехал в Горький к Лавочкину. Тот был рад встрече, старый грех не вспоми-
нал и сразу предложил интересную работе Но у знаменитого конструктора проработал недолго. Приказом сверху в 1949 году его перевели в распоряжение академика И.В. Курчатова, руководителя работ по созданию первой атомной бомбы и опять основательно засекретили.

Ответственейшее задание — сброс бомбы на госполигон — опять поручили Федорову. Но это уже другой рассказ...
Жизнь — штука сложная, считает Иван Евграфович. Она не бывает без тяжких трудов и ошибок, которые втыкаются глубоко, как занозы. И сама его жизнь тому неопровержимое доказательство... Совсем недавно я вновь побывал у него в гостях. И он снова удивил меня, показав тетрадь со своими стихами.
— Вот. почитайте мои вирши, — сказал, улыбаясь, — пишу всю жизнь, и на фронте, и в мирное время, да и сейчас кропаю...

Мне запомнились два четверостишья из стихотворения «О России»:
За тебя в лихие годы,
Весь народ стояч стеной.
Мы пройти огонь и воду,
Чтоб вернуть тебе покой...
Сколько силы богатырской, Сколько удали лихой! Я горжусь, что я российский, А не кто-нибудь другой...

Лев Вяткин //Колесо Времени № 1-99
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jurgen
сообщение 7.5.2009, 13:29
Сообщение #7


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 520
Регистрация: 4.2.2009
Из: Напротив своего дома
Пользователь №: 27



Старость
не только заставляет "смело смотреть смерти в лицо", но и время мудрости, переосмысления прожитого.

И искреннее желание предупредить, не допустить повторения ошибок предков у следующих поколений.


Гитлеровскую военную машину победили только шестикратными людскими потерями.
Почему?




В жизни, как и в шахматах
Думать и расчитывать , что противник пропустит возможность ударить,
или не удачно подставится - неминуемый проигрыш.

ВОВ

Согласно лишь недавно рассекреченным официальным сведениям Министерства обороны СССР (РФ),
безвозвратные людские потери советских вооруженных сил составили 11,4 млн. человек

(включая 135 тыс. расстрелянных по приговорам военных трибуналов и НКВД – а это 10 дивизий!).

- 400 тыс попали в окружение Майштейна, рвущегося к Москве

- 277 тыс. человек на совести Хрущова-Сталина (Барвенковская операция)


Вывод таков

Мощнейшее, прекрасно вооруженное тело.
Но, бездарная, безжалостная к "своему" народу, нет не умная, голова - сверху.

В единое несчастье сложились

- предвоенное уничтоженние Сталиным- Ворошиловым, Берией .... офицерского корпуса.


- уничтожение (перед самой войной) "Сталинского оборонительного вала" - укрепрайонов.

- "помощь" потенциальному противнику(Германии) в становлении военной экономики (в обход международным запретам)
и участие , совместно с ним, в разделе мира (Согласно Мюнхенскому сговору).

- нежелание договориться с потенциальными союзниками.
...



А не повторяется ли подобное на наших глазах..

Так о чём это я...
9 мая - это день поминания павших,
а
10 мая - всеобщий праздник "Заветам предков верны.
Мы живы!"


icon_crazy2.gif

Сообщение отредактировал Jurgen - 7.5.2009, 13:34
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 22.6.2015, 15:02
Сообщение #8


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3158
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Ночью 22 июня 1941 года мы, детсадовцы, спали в летнем доме детского сада в районе подмосковной Баковки. Нас разбудили воспитательницы, велели одеться и в одежде лечь спать. Вероятно, утром нам сказали, что началась война, потому что днём я смотрел на летающий высоко над нами самолёт-биплан не просто с любопытством, а с желанием понять, как его появление и долгое пребывание в небе связано с войной. Тревожиться я ещё не умел, но чувствовал тревогу взрослых. Вскоре один за другим стали приезжать из Москвы родители за своими детьми. За мной тоже приехали.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Любаша
сообщение 22.6.2015, 18:53
Сообщение #9


Я желаю счастья вам!


Группа: Пользователь
Сообщений: 1202
Регистрация: 23.1.2011
Из: Волгоградская область
Пользователь №: 825



Николай Петрович! Спасибо за воспоминания.
Вы всю войну жили в Москве?


--------------------
Возраст - это состояние души, иногда конфликтующее с телом.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 22.6.2015, 21:49
Сообщение #10


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3158
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



2 августа (почему-то запомнилась дата) мы с мамой пришли с вещами во двор дома на углу Долгоруковской ул. и Оружейного переулка. Дом до сих пор такой же. Это было место сбора эвакуируемых. Часть пути из Москвы мы ехали в пассажирском вагоне, часть — в товарном с нарами.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Любаша
сообщение 23.6.2015, 10:22
Сообщение #11


Я желаю счастья вам!


Группа: Пользователь
Сообщений: 1202
Регистрация: 23.1.2011
Из: Волгоградская область
Пользователь №: 825



Николай Петрович!
Куда Вас эвакуировали и когда Вы вернулись в Москву?


--------------------
Возраст - это состояние души, иногда конфликтующее с телом.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 23.6.2015, 12:35
Сообщение #12


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3158
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Полгода прожили в деревне в совхозе "Красный гигант" в Пензенской области, ближайший населённый пункт - либо Чембар, либо Белинский. Севернее деревни на возвышенности стояла ветряная мельница. Затем матери подобрали место работы по специальности, и мы переехали в конечном счёте в Ашхабад (теперь - Ашгабат). В Москву вернулись незадолго до окончания войны.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
ИринаВит
сообщение 27.1.2016, 18:11
Сообщение #13


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 2712
Регистрация: 17.2.2013
Из: Москва
Пользователь №: 1523



В этом году исполняется 70 лет со дня снятия Блокады Ленинграда. И в честь этого памятного события я хотел бы рассказать о подвиге жителей нашего города. Сегодня мой рассказ пойдет о том, как пережил блокаду Ленинградский зоологический парк, именовавшийся в те времена зоосадом.



Очень немногим известно, что Ленинградский зоосад продолжал свою работу в течение всей Великой Отечественной Войны. Закрывался он лишь однажды – в самую первую и самую страшную блокадную зиму (1941—1942гг), но уже весной 1942 года истощенные сотрудники зоосада своими силами восстановили часть загонов и вольеров, расчистили дорожки, чтобы 8 июля зоопарк открыл свои двери для посетителей. Зоосад продолжил работу, доказывая, что осажденный город продолжает жить полной жизнью.

Но вернемся к самому началу этих страшных лет. Началась война, и почти сразу, 30 июля 1941 года, сотрудникам зоосада удалось эвакуировать из города 80 ценнейших животных своей коллекции в Казань. Среди них были белые медведи, носорог, тигры, тапир и многие другие. Однако, значительная часть коллекции тем не менее осталась в городе.

8 сентября 1941 года сомкнулось кольцо блокады. И в эту же ночь на зоосад упали 3 фугасные бомбы, разрушив многие здания и помещения зоосада. Погибла любимица горожан – слониха Бетти. Она была погребена под грудой обломков рухнувшего слоновника.



Ленинградский зоосад в годы Великой Отечественной Войны очень сильно пострадал от обстрелов. В основном, из-за близости к Петропавловской крепости. Но сотрудники не падали духом. Они, как могли, спасали и поддерживали животных, оставшихся переживать блокаду Ленинграда.

Известно, что однажды, после очередного обстрела, бизон провалился на дно воронки и не мог выбраться. Обессиленные люди тоже не могли вытянуть его из ямы. Тогда они соорудили настил и, разложив на нем кусочки сена от дна до самого верха, выманили животное наружу.

Так же однажды ранило двух оленей и козу. Служительница Е.А. Коновалова делала перевязки животным, отдавала им часть своего хлеба, кормила из рук, и животные выздоровели. К сожалению, они были убиты при последующих обстрелах.

К зиме 1941 года в зоосаде прекратилось электроснабжение, вышли из строя канализация и водопровод. Животные начали погибать не только под обстрелами, но и от холода и голода.

В те времена рядом с зоосадом находился парк аттракционов с деревянными американскими горками. Во время блокады они очень помогли служителям зоосада: когда отключили отопление, их разобрали на дрова.

Но находить пропитание для животных в блокадном городе, как мы прекрасно понимаем, было очень сложной задачей.

В самые первые дни войны сотрудники зоосада подбирали убитых под обстрелами лошадей, собирали овощи на полях. Когда такая возможность исчезла, служители зоосада начали собирать желуди, рябину и оставшуюся на полях хряпу. На покосах, под обстрелами они заготавливали сено. Траву жали серпами во всех доступных частях города. Все освободившиеся места и загоны зоосада, как и переданный в его владение парк Челюскинцев, были засеяны и превращены в огороды.

Животных приходилось переводить на новую пищу. К новой диете привыкали обезьяны. Медведи ворчали, но, все же, приноровились питаться фаршем из овощей и травы. Но тигрята не могли такое есть. Тогда сотрудники придумали набивать смесью травы, жмыха и хряпы шкурки кроликов, сохранившиеся с довоенного времени, и смазывать это рыбьим жиром. Вкусный мясной запах обманывал животных, и они поедали такие тушки. Так же кормили и хищных птиц, но для них в смесь добавляли немного рыбы. Только беркут отказался есть рыбу и служители зоосада ловили для него крыс.

Отдельного упоминания заслуживает история бегемотицы Красавицы, жившей Ленинградском зоосаде в то время. Это был второй по величине бегемот в зоопарках мира – очень ценный экземпляр, горячо любимый, как жителями города, так и служителями зоосада.

Прикрепленное изображение


Бегемоту полагалось 36-40 килограммов корма в день. В блокадном Ленинграде Красавица получала в день 4-6 килограммов овощной и травной смеси, и еще 30 килограмм распаренных опилок для заполнения желудка. Своей жизнью бегемотица обязана служительнице зоосада Дашиной Евдокии Ивановне. Каждый день она приносила или привозила на саночках 40 ведер невской воды для заполнения ее бассейна, поила ее, грела и обязательно обмывала теплой водой, смазывала кожу камфорным маслом. Ведь от пересыхания кожа бегемота трескается и покрывается «кровавым потом»! Красавица очень боялась обстрелов, и чтобы бегемотице было легче это пережить, Евдокия Ивановна во время налетов обнимала ее, ложась вместе с ней на дно бассейна. Благодаря подвигу Дашиной Е.И. Красавица пережила всю блокаду Ленинграда и дожила в зоосаде до 1951 года.

Помогал зоосаду и город. В ноябре 1941 года у гамадрила Эльзы родился детеныш. Но у истощенной обезьяны не было молока, чтобы его кормить. Тогда близлежащий родильный дом согласился выделять по пол-литра донорского молока ежедневно. В те годы детеныши обезьян редко выживали в зоопарках мира. А в блокадном Ленинграде маленький гамадрильчик выжил!

Как мы уже говорили, летом 1942 года зоосад вновь открыл свои двери для посетителей. Демонстрировалось 162 животных. И за это лето зоосад посетило 7400 человек. И это в городе, где людям было тяжело ходить даже на короткое расстояние!

Удивительно, но в 1943 году начались первые пополнения коллекции зоосада за счет местных животных. В мае и июне в зоосад были переданы медвежата Потап и Маня. А в начале 1944 года усилиями Е.П. Рутенберга был организован аквариум, где можно было увидеть колюшек, ершей, пескарей и других местных рыб.

Все блокадные годы в зоосаде работал театр зверей. Дрессировщики И.К.Раевский и Т.С.Рукавишникова с группой дрессированных животных — медвежатами, собачками, обезьяной, лисицей, козликом — своими выступлениями радовали раненых и детишек города.



Не смотря на то, что половина зданий зоосада была разрушена, а территория перерыта воронками и траншеями, сам факт существования в осажденном городе такого мирного учреждения поддерживало в ленинградцах веру в победу, помогая им выжить.

Вместе с бегемотицей Красавицей, посетителей блокадного зоосада радовали антилопа-нильгау Маяк, черный гриф Верочка, медведь Гришка и многие другие. Они обязаны жизнью немногочисленным служителям зоосада. Их было не много – всего пара десятков человек, не ушедших на фронт и не занятых в оборонительных кампаниях.

Они продолжали ухаживать за животными, добывая для них еду, неустанно ремонтируя разрушающиеся вольеры и загоны, выходили на ночные дежурства. Шестнадцать сотрудников зоосада были награждены медалью «За оборону Ленинграда».

В память об их подвиге, зоопарк не сменил свое название вместе с городом. Он и по сию пору называется Ленинградским. На стене центрального входа посетителей встречает мемориальная доска, на которую к Дню снятия блокады Ленинграда и Дню Победы Администрация зоопарка возлагает свежие цветы.

А на территории зоопарка, в самом старейшем его здании – павильоне «Бурые медведи», которое чудом пережило войну вместе с зоопарком, располагается музей «Зоосад в годы Блокады». Туда нынешние сотрудники зоопарка организуют экскурсии, рассказывая о бессмертном подвиге своих предшественников.

ИСТОЧНИК: lenin_kerrigan


--------------------
Спасибо, жизнь, хочу сказать тебе
За то, что было, есть и завтра будет!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 9.5.2016, 21:53
Сообщение #14


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3158
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Детская книга войны. Дневники 1941-1945.
Для чтения щёлкните по иконке лупы со знаком плюс, а затем по иконке полноэкранного режима (она крайняя справа). Выход из полноэкранного режима, как всюду, нажатием клавиши Esc.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Veronica
сообщение 11.5.2016, 13:22
Сообщение #15


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 755
Регистрация: 10.12.2008
Пользователь №: 14



Цитата(Николай Петрович @ 9.5.2016, 21:53) *
Детская книга войны. Дневники 1941-1945.
Для чтения щёлкните по иконке лупы со знаком плюс, а затем по иконке полноэкранного режима (она крайняя справа). Выход из полноэкранного режима, как всюду, нажатием клавиши Esc.

Спасибо! Буду читать детям. Не все развлекаться. Такое надо знать.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
vicjuk
сообщение 11.5.2016, 19:49
Сообщение #16


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 2739
Регистрация: 8.12.2008
Из: Москва
Пользователь №: 9



КАК ЭТО БЫЛО… ЕЩЕ 30 ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ ФОТОГРАФИЙ О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Veronica
сообщение 2.6.2016, 14:40
Сообщение #17


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 755
Регистрация: 10.12.2008
Пользователь №: 14



РУССКАЯ ДЕРЕВНЯ В ОБЪЕКТИВЕ НЕМЕЦКОГО СОЛДАТА АСИМУСА РЕММЕРА (ASMUS REMMER)
Немецкий фотограф Асимус Реммер, служивший во время Второй мировой в вермахте, cделал в 1942-1943 годах серию снимков в Калужской области.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Иваныч
сообщение 22.6.2016, 21:44
Сообщение #18


Активный участник


Группа: Пользователь
Сообщений: 130
Регистрация: 29.11.2013
Пользователь №: 1815



Как-то я посчитал и получилось, что днём моего рождения стал 654-й день войны, где-то на подходе к её середине. Но сегодня, в очередную годовщину её начала, мой короткий рассказ, конечно, не о себе, а о моих родителях и о людях того поколения.
На момент начала войны наша семья проживала в небольшом лесном посёлке. Отец по возрасту не попал под мобилизацию первой волны. Но как коммунист, он был включён в костяк будущего партизанского отряда. В лесу была заранее создана база с небольшим запасом оружия и продовольствия. Немцы продвигались быстро и уже в августе сорок первого года партизаны ушли в лес. Старшего брата (меня ещё не было на свете) только что закончившего десятилетку, сразу призвали и зачислили в лётное училище. Через полгода он уже был направлен на фронт штурманом бомбардировщика. Эвакуироваться маме не удалось – немцы перерезали дорогу и завернули обоз назад. Мама оказалась дома одна.
Поначалу оккупанты никого не трогали. Но когда партизаны начали наносить ощутимый урон фашистам, они начали брать в заложники и расстреливать партизанские семьи. В немецкой комендатуре был переводчик из местных и он сумел предупредить маму, что её фамилия в расстрельном списке на завтра. Она решила, что лучше замёрзнуть в лесу, чем испытать ужас расстрела и ночью, по глубокому снегу, минуя немецкие посты, ушла в лесную чащу.
Совершено случайно мама наткнулась на партизанскую заставу и её отвели в отряд. Так воссоединилась партизанская семейная чета.
К началу сорок третьего года партизанское движение приобрело такой размах, что немцы для борьбы с ним перебросили с фронта воинские части, в том числе танковые, артиллерийские и авиационные.
Отряд, выросший к тому времени до восьми сотен бойцов, вынужден был покинуть обжитой лагерь и, отбиваясь от преследователей, постоянно быть в движении. Люди голодали, на дым от костра вскоре прилетали немецкие самолёты. Мама была легко ранена, сильно обморозила лицо, но самое главное, у неё вот-вот должны были начаться роды. Долго идти она уже не могла и тогда, отец тащил её на самодельных саночках. Из-за невыносимых страданий, в минуты отчаяния она просила мужа пристрелить её.
Наконец, удалось разыскать подходящую поляну и по радио договориться с «большой землёй» о месте и времени приёма самолёта.
Ночью, маленькие двухместные самолётики ПО-2 сделали несколько рейсов через линию фронта, доставив партизанам самое необходимое: медикаменты, перевязочные материалы, кое-какие продукты, батареи для рации… Обратными рейсами были эвакуированы тяжелораненные и моя мама. Она рассказывала, что к ней в открытую кабину подсадили осиротевшего мальчика лет восьми-десяти и дали одеяло, чтобы укрыться от ветра и мороза. Одеяло сорвало с них ветром почти сразу после взлёта, а при пересечении линии фронта внизу вспыхивали огоньки – по ним стреляли. С аэродрома на недавно освобождённой территории её сразу отвезли в какой-то прифронтовой госпиталь, где я вскоре и появился на свет.
…В детстве я, конечно, не один раз слышал эту историю. Но только став взрослым по-настоящему понял, что пришлось пережить и вынести моим родителям, особенно маме. Вряд ли она бы выжила (а значит, не было бы и меня), если бы её замерзающую не подобрал партизанский дозор. И если бы не радист отряда, сумевший связаться со штабом партизанского движения. И если бы не пилот фанерно-матерчатого ПО-2. И если бы не врачи госпиталя. И сколько ещё этих «если бы не…»
И отец выжил в «Ипутьской мясорубке» - так в местном краеведении называют трагедию, когда немцам удалось «взять в клещи» партизанский отряд при переправе через реку Ипуть и когда погибли сотни пртизан. И старший брат, несмотря на то, что его самолёт был не раз подбит, вернулся домой живым и здоровым...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ann
сообщение 22.6.2016, 22:29
Сообщение #19


 


Группа: администраторы
Сообщений: 2563
Регистрация: 6.11.2008
Пользователь №: 1



Потрясающая история!
Ваша Мама достойна боевых наград наравне с остальными членами семьи - мужчинами.
Ведь она практически в невозможных условиях дала жизнь новому поколению!


--------------------
Очень хочется приобрести гидроусилитель мозга! Чтобы без труда думать сложные мысли.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Николай Петрович
сообщение 21.6.2019, 22:06
Сообщение #20


Я такой же, как все: я не похож ни на кого другого.


Группа: Пользователь
Сообщений: 3158
Регистрация: 7.10.2014
Из: Королёв
Пользователь №: 2324



Тот, кто не так давно сказал «можем повторить», вероятно, не читал этого .
Отрывок достаточно длинный, называется «Пришла война».
Тот, кого автор называет Валей — Валентин Берестов.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 26.8.2019, 6:38